Эрика:Как с такими клыками у Пети вообще челюсть закрывалась? Петя: Ты лучше спроси, как с такими клыками витя мне самую ценную часть тела доверил хд
(с) Эрика и Питер в кругу диссидентов
Пока Джей набирала номер и разговаривала с Гидеоном, куко скинула суку с плеча и уселась на нее
(с) Jean Devereaux
Mama Reyes
John Stilinski
Brian Robinson
Morgan Hayes
Beatrice-11
Chris-10
Dean-6
Sophie-6
Mephisto
Cole
Francheska
Theo
how i met your... uncle?
Teen wolf: the rebirth of chaos
Рейтинг: NC-21;
Система игры: эпизодическая;
Место действия: город Бейкон Хиллс, Калифорния, США;
Время действия: январь 2013 года.
STILES

Всемогущий Боженька, правообладатель статуса «самый добрый админ», а также главный покупатель магазина канцтоваров в БХ. Из себя выходит редко, но если уж выходит – то потом хрен вернёшь. В лихие 90-е закопал труп канона на заднем дворе и забыл где.

♦ JUDY

Серый кардинал Чаоса, овладевший мастерством вечного кармического спокойствия, в свободное время исполняет обязанности няни Боженьки. По всем вопросам оформления и за волшебными пи#дюлями стучитесь к ней.

♦ PETER

Трехтысячиметровый баловень судьбы и мастер жопок, любит бегать голым по лесу и во всеуслышание заявлять, что он «АЛЬФА», основная обязанность на форуме – учёт душ. Будьте осторожны и проверьте свою анкету несколько раз перед отправкой, ибо кусается больно.

♦ FRANKIE

Доктор Косякьер Всея Чаоса, крёстная мать клана сицилийских йобушков, гроза семи морей и одного холодильника, по совместительству правая рука мастера жопок не для в с я к о г о. Любит безнаказанно плевать в карму и рассылать стикер перчика. Специалист по связям с общественностью.

♦ BEATRICE

Хотели познакомиться с Бэтменом и Сантой в одном лице? Будьте любезны, любите и жалуйте – вот он, супергерой всея Чаоса, креативщик без страха и упрёка, маленький дружелюбный альтруист, готовый отГМить ваш эпизод во все поля, а после задарить вас ништяками.


VICTOR

Всем папам папа, укротитель мастера жопок и главный распространитель веры Чаоса в народные массы. Есть два режима: добрый доктор/злой доктор. Второй режим активируется редко, но метко, в основном из-за глупых вопросов. Возникли дельные идеи по поводу пиароблудства? Вам к нему.

♦ ISAAC

Мастер-золотые-ручки-из-нужного-места, даст фору любому интеллигенту, а по шкале серьёзности практически достиг максимального уровня. Предпочитает не участвовать в массовых безумствах, но падок на креативные проекты. За красивыми комплектами обращайтесь к нему.

Teen wolf: the rebirth of chaos

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen wolf: the rebirth of chaos » Альтернатива » бытовое применение боевых киборгов чревато последствиями


бытовое применение боевых киборгов чревато последствиями

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

https://pp.vk.me/c620628/v620628295/d471/Uy85DYcl_ms.jpg
♫ Beastie Boys – Sabotage


{ бытовое применение боевых киборгов чревато последствиями}
могут затрахать и мозги, и задницу


Время
весна, 2198

Место
Новая Земля

Персонажи
Stiles Stilinski - Eddie Spencer
Alexander Spencer - Lucas Ortiz

Очередность постов
Stiles Stilinski, Alexander Spencer

Описание
__________________________________

К тому времени, как он нашел его, от боевого киборга там осталось только название - весь потрепанный, в переломах-синяках-ожогах, которые только-только начали заживать, с отметкой работоспособности, наверно, где-то ниже даже десяти процентов. Но даже в таком виде он представлял ценность, а не совсем законопослушному механику, который мог бы его подлатать, не составляло труда найти клиента, не интересующегося происхождением машины, но желающего ее купить. Все пошло не так, когда оказалось, что машина осознает себя.

[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+2

2

"Уровень энергии составляет одиннадцать процентов. Работоспособность системы ниже минимальной границы нормы. Необходимо пополнить органические ресурсы".
Он и без того понимал, что, если не поест в ближайшие несколько часов, то просто свалится без сил, не имея возможности даже пошевелиться от усталости. Затем процессор будет по очереди отключать питание конечностей, до последнего приберегая энергию для мозга и сердца, но в конце концов откажут и они. Если он не найдёт выход из положения, то через сутки-двое уже будет мёртв.
Киборги были задуманы как замена людей в бытовых или военных аспектах. Идеальные солдаты, которых можно без опаски пустить в расход, идеальные слуги или самые лучшие любовники. Они были сильнее, ловче и выносливей человека, но не были бессмертны. Физиология человеческого организма делала их неустойчивыми к некоторым вирусам, а также требовала постоянной подпитки энергией. Проще говоря, как и обыкновенным людям им требовалось есть, чтобы не свалиться без сил.
Худощавый светловолосый парень, уставшими глазами смотрящий на горы металлолома вокруг себя, не ел и не пил уже больше недели.
"Зафиксирована биологическая форма жизни. Питательность - триста килокалорий".
Мелькнувшая под одной из полуразобранных машин крыса, словно дразнясь, смотрела на киборга чёрными глазами-бусинками и не двигалась с места, чувствуя себя в безопасности. Парень попытался приподнять железный каркас, но сил измотанного организма уже не хватало, металл заскрежетал, а затем с грохотом опустился обратно, заставляя блондина выругаться от досады. План, возникший в голове за доли секунды, когда он увидел в разбитый проём обшивки самолёта эту выжженную землю, теперь не казался таким идеальным. Да, он смог уйти, и вряд ли кто-то хватится его, потому что при такой аварии выжить мог только большой везунчик. А уж после последовавшего через пару минут взрыва - тем более. И всё же парень постарался убраться как можно скорее и дальше, игнорируя боль в поломанном теле и призывы системы вернуться к точке сбора. Достаточно было лишь отключить процессор и перезагрузить его, чтобы последняя цель была потеряна, и киборгу была дана воля свободно выбирать ориентир или, точнее, ждать новых приказов. В идеале парень должен был застыть на месте, а не сломя голову рвануть к горам металла, высившимся вдали. Нормальный киборг никогда бы так не поступил. Но Эдди таковым никогда не являлся.
Процессор зафиксировал боль в сломанных рёбрах, кое-как схваченных имплантами, и парень отдалённо порадовался тому, что может не чувствовать этой боли. Он ни раз становился свидетелем, когда даже вывихнутая рука мешала людям принимать адекватные решения, как боль толкала их на безумные поступки, да и сам когда-то мечтал сдохнуть, когда хозяин, шутки ради, приказал ему не отключать болевые рецепторы, а затем проверял, как скоро регенерирует тело, которое проткнут раскалённым штырём. Он вообще любил эксперименты, и, выбирая между вероятной смертью в пустынной свалке и от рук управляющего им человека, Эдди особо не раздумывал. Даже сейчас, когда система с раздражающей настойчивостью твердила, что он вот-вот отключится, парень знал, что это был его собственный выбор. Он больше не чья-то марионетка, и последние несколько дней, если не считать ограничения в движении из-за сломанных костей и обширных гематом, отсутствия воды и еды, были лучшими в его жизни. Он принадлежал только себе, и ничья воля не отдавала ему приказы, которые Эдди бы не хотел выполнять. Он был почти как человек, пусть и заплутавший среди гор забытого мусора, уставший, обречённый на смерть, но человек.
"Критическое состояние системы. Уровень энергии меньше восьми процентов".
Ноги подкосились, и парень кое-как добрался до тени, избегая не столько палящего солнца, сколько дронов, которые с периодичностью раз в шесть часов облетали местность, то ли защищая свалку от воришек, то ли пытаясь найти других выживших, хотя Эдди сильно сомневался, что хоть кто-то из них смог бы забраться так далеко от места аварии. Если люди найдут его, то шансы на то, что свихнувшегося сорванного киборга отправят на утилизацию, почти стопроцентные. Если он немного отдохнёт и сможет добраться до источника пищи, то протянет ещё на день больше и, возможно, сумеет дойти до какой-нибудь деревни, в которой можно будет выдать себя за простого человека. Встроенная система навигации подсказывала, что всего в десяти километрах от свалки есть небольшой городок, но добраться до него уже не представлялось возможности. Ещё двое суток назад Эдди был полон оптимизма, но сейчас отчётливо понимал: он труп.
"Процессор входит в спящий режим в целях экономии энергии".
В голове стало пусто, а красные строки команд исчезли перед глазами, вот только сам киборг почему-то сознание не терял. Прислонившись спиной к потрескавшейся покрышке, он смотрел перед собой, до последнего не желая засыпать, опасаясь, что затем просто может не проснуться. Эдди даже сумел без помощи системы пододвинуть ногу, когда переместившееся по небосводу солнце изменило тень, а слух зафиксировал едва уловимое жужжание приближающегося дрона.
И всё-таки усталость взяла своё. Глаза киборга закрылись, корпус наклонился, заваливаясь набок, лбом парень уткнулся в пыльную землю и вздохнул, когда боль, больше не сдерживаемая программой, прострелила его тело. Забытье принесло долгожданное облегчение, но даже сквозь туман усталости, когда процессор ушёл в глубокий сон, а тело почти не слушалось, Эдди услышал, когда кто-то подошёл к нему. Едва разлепив глаза, парень мутным взглядом посмотрел на склонившегося над ним человека, даже не имея сил, чтобы обрадоваться или испугаться. Хотя даже сейчас он всё равно не хотел умирать.
- Пожалуйста, - прошептал он, потому что потрескавшиеся губы и распухший язык почти отказывались подчиняться, - не уничтожайте меня... - и, закатив глаза, отрубился.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

+1

3

- Обнаружен киборг серии DEX-6, уровень заряда шесть процентов, угрозы не представляет.
Лукас удивленно обернулся на сухой машинный голос андроида, что сопровождал его и сейчас играл роль носильщика. Вопреки расхожему мнению, на свалке металлолома часто можно было найти неплохие детали, и механик пользовался этим без зазрения совести, снижая себестоимость починки роботов, что ему сдавали, однако оставляя цену прежней. Но ему и в голову не могло прийти, что кто-то додумается выкинуть на мусорку боевого киборга – их полагалось сдавать компании на утилизацию, за нарушение правил следовал штраф. Тем более если испортилась шестерка – про их брак и так постоянно говорили, так что у владельца был шанс получить деньжат за сданное на проверку добро.
Ортис, ведомый любопытством, прошел в сторону, куда указывал андроид, и едва только заметил брошенного киборга, недовольно поморщился. Тот слишком напоминал настоящего человека, избитого и истощенного, вызывая желание немедленно все бросить и кинуться на помощь – и это раздражало. Перед ним была всего лишь машина, оружие, от которого нельзя ждать того, что и от людей, нельзя ждать каких-то чувств, а схожесть с человеком только путала. Именно поэтому Лукас никогда не любил киборгов, считая, что их внешний облик совершенно неуместен и это скорее издевательство над органической составляющей. Хотя, может, в нем просто говорил его профессиональный интерес: с появлением киборгов спрос на роботов и андроидов упал, а это сказывалось и на его работе. Даже если у него была возможность подзаработать на не совсем законных делишках.
- Что еще можешь сказать о нем?
И пока машина сканировала его своими приборами, он подошел к умирающему – или точнее к отключающемуся – киборгу, склоняясь над ним, осматривая визуально, слабым и неэффективным человеческим зрением. DEX приоткрыл глаза, мутно глядя на него, заставляя Лукаса напрячься – вдруг посчитает за угрозу, которую надо устранить – и неожиданно что-то простонал. Чтобы разобрать слова, пришлось наклониться еще ниже, почти к самому его лицу, и только тогда Ортис понял просьбу.
Это казалось странным: насколько он знал, киборги о чем-то подобном просить не должны, им было все равно, умрут они или нет, единственное значение для них имел только приказ. Но в то же время он не так уж хорошо разбирался в том, что могут киборги, а что нет, и счел это за запрос системы самосохранения. В любом случае дома разобраться будет проще.
- Система ушла в режим сохранения энергии, - монотонно нудел андроид за его спиной, отвечая на запрос, - Органическая составляющая сильно пострадала, процент поражения близок к критическому. Для поддержания существования требуется пополнение энергии и медицинская помощь.
Лукас еще раз посмотрел на потерявшего сознание киборга, взвешивая все за и против. Заказов на данный момент было не так уж и много, а покопаться в программном обеспечении было интересно. К тому же, после починки и восстановления тела киборга всегда можно продать – даже поддержанные они стоили немало, а уж клиент найдется быстро. Он отвел с лица киборга перепачканные то ли грязью, то ли кровью светлые кудряшки, задумчиво разглядывая его, принимая решение.
- Бери его, и возвращаемся домой, - отдал он приказ андроиду.
Весил киборг примерно столько же, сколько и человек, к тому же за время своей голодовки он заметно похудел, так что роботу, рассчитанному на гораздо более тяжелые грузы, не составило труда захватить и его, и уже собранные детали и механизмы, которые приглянулись Ортису до главной находки.
Теперь уже прогулка по свалке металлолома – где, на самом деле, действительно можно было найти что-нибудь интересное – потеряла свое преимущество, уступив первое место бессознательному киборгу. У Лукаса руки чесались залезть в его программу и посмотреть, что и как, а то, что за это ему не пришлось платить ни копейки, только радовало. В обычных обстоятельствах к киборгам он относился как к вынужденной необходимости, даже особе не интересуясь ими, предпочитая не влезать во всю эту органику, но раз уж добро само плыло в руки, почему бы и испытать его. Может, в его процессоре окажется что-нибудь полезное и для роботов.
Когда они долетели до дома – небольшого двухэтажного здания, первый этаж которого почти полностью занимала мастерская по починке и программированию роботов – андроид опустил пока еще живой груз на стол, где обычно чинили поломанные механизмы. Лукас же, то и дело поглядывая на киборга, причем вовсе не из беспокойства за его жизнь, а скорее из профессионального любопытства и нетерпения заняться делом, сначала сделал себе кофе. А потом уже, рассудив, что подзарядка шестерке все же нужна, чтобы он не помер во время разбора Ортисом программы, подключил к нему капельницу с питательным раствором.
Следующие несколько часов пролетели для него незаметно. Он полностью погрузился в хитросплетения кода киборга, первым делом выискав тот, который отвечал за назначение хозяина машины, и поставив себя на это место. Это было разумной мерой предосторожности, чтобы очнувшийся после своей комы киборг признал его за хозяина и выполнял приказы, а не попытался уничтожить, случайно посчитав угрозой.
Да и если уж на то пошло, стоило подумать о том, чтобы все выглядело законно, хотя бы на время, пока киборг у него. Даже если букве закона Лукас следовал очень легкомысленно, позволяя себе немаленькие вольности, на первый взгляд все его дела выглядели совершенно пристойно, и только новая находка рушила все картину.
Поэтому вторым делом он вырезал идентификационный чип из плеча киборга. Позже он создаст новый, который будет сделан на его имя, а потом и оформит нужные бумаги – надо было только связаться с некоторыми знакомыми. А заодно и попросить друга-врача заглянуть: и потрепать обо всех под пиво и пиццу, и помочь залатать киборга, потому что его собственная регенерация с таким не справится, а Лукасу не доставало умений, чтобы действительно помочь.
Сет ругался и задавал такие риторические вопросы, ответа на которых у Ортиса не было, типа на кой черт ему боевой киборг и подумал ли он о том, что грозит за такое, но исправно зашивал особо глубокие раны и обрабатывал ожоги.
Очнулся киборг только через несколько дней, когда процессор стал утверждать, что режим экономии отменен и все системы исправно функционируют. Шестерка сел на столе, даже не поморщившись от боли – а швы еще не зажили до конца, и Лукас, оттолкнувшись от пола, проехался на стуле на колесиках, останавливаясь только перед киборгом. Его глаза тут же сфокусировались на обнаруженном объекте.
- DEX, ты знаешь, кто я тебе?
Лучше уж было проверить, что он правильно подправил код, когда прописывал себя хозяином. Впрочем, само это слово почему-то ему претило, да и вообще не нравилось ему слышать, что существо, похожее на человека, называет его своим хозяином. Попахивало рабством, и именно поэтому Лукас больше любил роботов. Там хоть очевидно, что это всего лишь железо.
- Не называй меня так, - сказал он, - Можно просто Лукас. Понятно? – дождавшись подтверждения, он продолжил, - У тебя есть имя?
В принципе, имя можно было дать новое, но придумывать было откровенно лень. К тому же это ему шло.
- Хорошо, Эдди, как ты оказался на мусорке? Кто твой предыдущий владелец?

[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+1

4

В выключенном состоянии обычно киборги погружаются в что-то среднее между сном и потерей сознания, послушно включаясь по первому зову системы. В идеале, как убеждённо говорилось в инструкции и на инфосайтах компании, биологические киборги не могли чувствовать, осознавать происходящее как люди. И они точно не должны были переживать, утилизируют их, починят или разберут, чтобы изучить начинку и добраться до процессора.
Программы диагностировали регенерацию клеток, которым усиленно помогали импланты, отмечали, что процессор уже готов прийти в рабочее состояние - достаточно просто дать команду, и даже такой, не до конца заживший киборг уже будет готов выполнять чужие поручения. К счастью, даже все эти датчики были направлены на то, чтобы зафиксировать мозговую активность, которой у киборга по определению быть не должно.
Эдди же вопреки стараниям своих разработчиков всё осознавал. Слушал механика, подобравшего его на той свалке и притащившего в свою мастерскую, его разговор с другом, который пришёл, чтобы привести поломанного DEXа в порядок. Судя по тому, что он успел понять, прежде с биологическими киборгами Лукас отношений не имел, и слова, сказанные Эдди в полубессознательном состоянии, воспринял за режим самосохранения системы, а не мольбу умирающего. Что ж, это было хорошо, и, возможно, путь в утилизатор парню не грозил. Пока. Плохо было то, что Эдди снова оказался "на крючке". Система уже зафиксировала молодого механика как своего хозяина и дала ему полный доступ над собой. Впрочем, могло быть и хуже, и по мысленным расчётам Эдди, он уже двое суток как должен быть мёртв. Работа у человека, который гарантированно не может быть хуже его прежнего хозяина, была лучшим вариантом. Во всяком случае, пока боевого киборга не решат перепродать, но над этим Эдди задумается как-нибудь позже.
Он пролежал на столе несколько дней, то уходя в себя и словно засыпая, то снова начиная осознавать действительность. Эдди был в сознании, когда процессор зафиксировал, что исправность организма достигла нижней границы нормы, и заставил парня открыть глаза. Эдди сел, обводя взглядом комнату, замечая висящие на стенах инструменты, а затем фиксируя внимание на лице молодого парня, подъехавшего к DEXу на стуле и с интересом рассматривая зеленоглазого киборга. Голография Лукаса уже была загружена в систему, и после мгновенного сканирования на внутренний экран выкатилась вся загруженная в киборга информация, чтобы он ни в коем случае не перепутал настоящего хозяина с кем-то похожим.
- Вы мой хозяин. Первый уровень доступа, - бесцветным голосом ответил парень,  равнодушно смотря на своего нового владельца. Показывать человеческие эмоции, в том числе и интерес, было категорически нельзя, и за свою немаленькую для андроида жизнь киборг научился сдерживать мимику, прятаться под программой, ведь любой неверный жест, любая ошибка могли обернуться утилизаторами. Эдди слишком часто видел, как уничтожают его собратьев, учился их ошибкам и старался не совершать своих.
- Информация сохранена, - также равнодушно отреагировал он, когда Лукас, поморщившись, попросил называть его по имени. Манией величия, как предыдущий владелец киборга, механик не владел, и стандартное "хозяин" ему явно не нравилось, хотя Эдди ничего плохого в этом названии не видел. Люди вообще частенько удивляли его, зачастую игнорируя важные факты и придираясь к подобным мелочам. Хотя Лукас не ограничился одним своим обозначением и спросил, как зовут самого киборга. Это было странно, ведь каждый владелец назначал имя самостоятельно, не позволяя программе называть себя. Да и какая машине разница, как её будут звать? Хоть уродом, главное, чтобы система идентифицировала это на свой счёт и приняла как позывной.
- Эдди, - помешкав, ответил киборг, назвавшись именем, которое однажды приглянулось ему. Ни один из прежних владельцев его так не называл, но однажды в чужом разговоре парень услышал это имя, и оно ему понравилось. Почему-то казалось, что именно так его могли бы звать, будь он простым человеком и имей настоящую жизнь. "Эдди" - это то, что являлось им самим и не было записано в многочисленных кодах программы. То, что оставалось после сбоя или перезагрузки, после смены хозяина и стирания данных. Это то, что отличало его от бездушной машины. Проще и безопасней, наверное, было бы назвать свою марку, но Лукас спросил именно об имени. Система приняла название, словно оно было дано самим хозяином, и записало у себя в архивах.
- Информация отсутствует, - он лично подтёр все файлы, содержащие данные о старом хозяине, а когда программа попыталась сопротивляться, просто перезагрузил её, сохраняя старые настройки. Чтобы, если его найдут, как это произошло сейчас, вернуть прежнему владельцу Эдди уже не смогли. - Критичные повреждения процессора повлекли потерю части данных. Была произведена аварийная перезагрузка системы.
То есть, никаких тебе данных о прежнем владельце, а также о том, чем он занимался. Ничего об аварии, которая по расчетам киборга случилась довольно далеко от этого места, и связать бесхозного робота с рухнувшим крейсером было проблематично. Лукас всё же попробовал разузнать что-то о прошлом доставшегося ему в руки механизма, но везде натыкался на глухую стену. В конце концов Эдди приказали встать и начали изучать его состояние, которому до идеала было ещё далеко, но и рухнуть без сил киборгу уже не грозило.
- Требуется уничтожение биологических отходов организма. Запрошено разрешение, - Эдди невозмутимо смотрел на хозяина, ожидая, когда до Лукаса дойдёт, что парень просто хочет в туалет. В идеале, конечно, ещё и принять душ, смыть с себя грязь и кровь, оставшиеся после аварии, ведь врач, лечивший киборга, продезинфицировал только места ран, чтобы в них не попала никакая зараза.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

+1

5

Киборг признал в нем своего хозяина, а больше Лукасу опасаться от DEXа было нечего. Какой бы испорченной программа не была, она не даст шестерке причинить вред прописанному в коде владельцу и заставит исполнять его приказы, даже если какие-то ошибки будут твердить киборгу поступить иначе. Расслабившись, Ортис крутанулся на стуле, прихватив со стола планшет, подключенный к процессору, рассматривая отображенные на экране сигналы, сравнивая с тем, что видит перед собой.
Эдди все еще выглядел так, будто недавно вернулся с того света: бледный, осунувшийся, хотя раны его начали заживать. Впрочем, как говорил планшет, работоспособность киборга была в пределах нормы, и снижена она была главным образом из-за отсутствия еды, чем из-за ран. Капельницы явно не хватало, судя по показателям, причем питательного раствора едва хватало на поддержание должного уровня регенерации. Но это могло немного подождать.
Лукас пытался выяснить хоть что-то о прошлом киборга, узнать, кому тот принадлежал, чтобы понимать, будет ли кто искать его и грозит ли это чем-то самому Ортису, но данные оказались предательски стерты. И если уж киборг отказывается говорить, как попал на свалку и что было до этого, ничего поделать Лукас не мог. Эдди находился в критическом состоянии, неудивительно, что процессор решил не тратить необходимую энергию на сохранение информации, которую посчитал неважной на фоне необходимости поддержания жизни. Но все равно жалко.
Впрочем, в коде все равно должны были остаться следы, хоть какие-то обрывки, которые могли оказаться полезными, и Ортис решил, что попозже покопается в процессоре получше. Пока что он сумел разобраться только поверхностно в том, что вообще творится в этой программе, и понять, что ошибок в системах нет.
- Лааадно, - нахмурился человек, но распрашивать дальше не стал, понимая бесполезность, - Доложи о состоянии организма. Когда регенерация закончит свою работу? Есть повреждения, которые еще требуют медицинской помощи?
Киборг отвечал сухим машинным языком, отчитываясь о своем теле так, словно это был барахлящий механизм, а не живой организм, и Лукас корчил недовольную мину каждый раз, когда шестерка вворачивала слишком техническое слово. С одной стороны, так было даже лучше – такой говор напоминал, что перед ним не человек, но с другой – в контрасте с внешним обликом такая манера отвечать на вопросы резала слух. Чертовы киборги, с обычными железками проще.
Вздохнув, он вытащил катетер из руки шестерки и жестом приказал ему подняться на ноги, чтобы продолжить осмотр. Отсутствие одежды не смущало обоих: Лукас уже успел насмотреться и оценить ладную, хоть и несколько истощенную фигуру, да и не только фигуру, а Эдди в принципе не мог испытывать смущения, как считал человек. И Ортис и не думал чувствовать себя виноватым, еще раз взглядом скользя по его телу таким взглядом, что сразу было ясно, что думает он далеко не о темпах регенерации своего нового имущества.
Но как бы то ни было, дальше получения этетического удовольствия вряд ли пойдет – мысль о том, что кто-то считает, что спать с машиной в порядке вещей, внушала отвращение. И в этом смысле Лукас был рад, что попался ему именно боевой киборг, а не рассчитанный на оказание сек-услуг своему хозяину. Хотя, в сущности, какая разница – он ведь все равно продаст свою находку тому, что предложит большую цену.
Киборг тем временем решил напомнить о своих нуждах и попросился в туалет, заставляя Лукаса усмехнуться из-за формулировки.
- Иди, - дал он ему отмашку, указывая рукой нужное направление – а то вдруг он решит сделать все свои дела прямо здесь. Все настройки ведь были сброшены из-за аварийного режима, кто знает, на что стоят заводские, - Прямо по коридору и налево. Заодно сходи в душ, отмойся от крови и грязи, это следующая дверь. А я пока поищу, во что бы тебя одеть.
Эдди, которого потрепали по макушке, словно доброго пса, послушно отправился выполнять данное поручение, а Лукас, только на мгновение задержав взгляд на его заднице, поднялся наверх, в спальню, чтобы порыться в беспорядочной кипе вещей в своем шкафу. Выудив футболку и спортивные штаны, которые точно бы не спадали с бедер схуднувшего после голодания киборга из-за завязок, Ортис пошел обратно.
Дверь в ванну киборг не закрывал, не имея такой человечной привычки, и Лукас беспрепятственно зашел, отмахиваясь от клубов теплого пара.
- Эй, ты там не сваришься от такой температуры? – вопрос был скорее риторический, киборг вряд ли намеренно мог причинить себе вред и лучше знал, что нужно для его организма, но он, не выдержав, спросил, снова обманувшись человечной внешностью. Это все еще раздражало, - Ладно, как хочешь. Я тебе одежду принес, на шкафчике оставлю.
Об одежде он позаботился, теперь пора было подумать о еде – как будто у него в доме ребенок появился, вот честное слово. За ним же теперь глаз да глаз нужен, ибо Лукас не доверял этой новомодной технологии, и обычные, механизированные роботы всяко оставались ближе и роднее. Их начинку он хотя бы знал досконально, а о киборге такого не скажешь – кто знает, что там творится в его голове. Конечно, DEX-компани утверждала, что этот тот же робот, только в более органичной оболочке, но мало ли, что могут сказать маркетологи для увеличения продаж. Пока Лукас не будет уверен, что понимает каждый винтик в системе – а в случае Эдди, каждую строчку в коде – он не будет доверять киборгу. Но все-таки накормить его стоит, чтобы его работоспособность снова не села.
В холодильнике было не так уж много еды: сам Ортис готовил редко, а контейнеры, которые принесли крестные в прошлый визит, уже были пустыми. Проще было заказать еду, и Лукас, глянув в планшет с показателями Эдди, решил, что трех больших пицц им на двоих хватит, да еще на завтра останется. А если что, догнаться киборг мог пивом – оно же калорийное. То, что компания рекомендовала кормить свои DEXов специальной кормосмесью, было выкинуто из головы за ненадобностью.
К тому моменту, как привезли пиццу, Эдди все еще был в душе. Лукас даже подумал, что стоит его проверить: вдруг какие-то раны дали о себе знать, и киборг навернулся в ванне и там же отключился. Но когда человек уже откусывал от первого куска пиццы и доставал из холодильника остатки упаковки с пивом, которую они с Сетом не добили.
- Ты долго. Что-то случилось? – поинтересовался он безо всякой задней мысли. Может, кровь плохо отмывалась, въевшись в бледную кожу, - Можешь брать еду, - кивнул он на открытые коробки, - Сколько тебе нужно для восстановления нормального уровня энергии.
[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Alexander Spencer (2016-12-18 21:54:08)

+1

6

Эдди привык к оценивающим взглядам и тестам, которые на нём неоднократно проводили, желая убедиться в его исправности или же пытаясь найти лаги, которые якобы существовали. Привык к вопросам, научившись отвечать так, чтобы никто не усомнился в том, что ничего человеческого в нём нет. Наверное, он действительно везунчик, раз умудрился попасться в руки к человеку, который почти ничего не знал о DEXах и не стал уничтожать его сразу же, когда Эдди произнёс ту недопустимую фразу. Всего маленькая слабость, но она могла стать роковой. Он больше не имел права на ошибку, если хотел оказаться на свободе, а не в утилизаторе.
Парень исправно отвечал о состоянии своего организма, равнодушно читая бегущие перед глазами коды и обозначения, которые посылала ему программа, интерпретируя их под человека, которому большинство медицинских и технических терминов были не нужны. К тому же более подробного анализа Лукас не требовал, так что отчёт вышел короткий, остальное механик и сам мог узнать из диагностики, которую провели его приборы.
Наконец, подвергнувшись ещё и внешнему осмотру, Эдди был отпущен в уборную. Поведение нового хозяина не было похожим на прежних владельцев киборга. Судя по всему, Лукас неплохо разбирался в роботах и кибернетике, но при этом иногда говорил с Эдди так, словно тот был человеком или на худой конец лабораторным животным. Интересным, неизученным и живым. Парень ещё мог понять солдат, которые, иногда забывшись, обращались к шестёрке как к своему товарищу, но быстро одёргивали себя и раз за разом посылали киборга в разведку или на передовую, чтобы самим пройти уже по вычищенной и безопасной дороге. Возможно, Лукас просто был не знаком с продукцией DEX-кампани? Рассматривая мастерскую, пока молодой механик отвлекался на что-то или отворачивался, Эдди не заметил ничего, что намекало бы, что DEXы были здесь до него.
Это было хорошо, ведь Лукас не знал, чего ожидать от него, и какое поведение было для киборга нетипично. И это было плохо, потому что сам Эдди тоже не знал, что может выкинуть его новый хозяин.
Быстро справив нужду, блондин прошёл в ванную и, зафиксировав отсутствие камер наблюдения (хоть где-то!), позволил себе немного расслабиться. Пыль и кровь, казалось, впитались в кожу, вызывая зуд, который можно было игнорировать, полностью отдав сознание программе, но Эдди этого не хотел. Переключив горячую воду на допустимо комфортный для организма уровень, киборг с наслаждением прикрыл глаза, чувствуя, как постепенно начинает согреваться. Он любил тепло, а под тонкой простынёй, которой он был укрыт последние несколько дней, пока приходил в себя на столе в мастерской, было очень прохладно. Процессор такие незначительные колебания температуры не замечал, начиная сигнализировать, лишь если они достигали верхнего или нижнего порога нормы. А Лукасу и в голову не пришло, что находящийся без сознания обнажённый киборг может мёрзнуть.
Хотя о том, не сварится ли его новое имущество, парень всё-таки поинтересовался, когда заглянул в ванную, чтобы принести новые вещи Эдди. Ещё на его подходе киборг зафиксировал движение в коридоре и снова вернул своему виду прежнее равнодушие.
- Уровень температуры не превысил верхнюю границу нормы. Снизить?
Но Лукас только отмахнулся и вышел, к счастью для парня не уточнив, сколько времени ему позволено мыться. В армии DEXам позволялось провести в ванной не более десяти минут, а затем им следовало отправиться в свои ячейки для сна. У последнего хозяина вольностей было больше, но и риска, что попадёшь под горячую руку или очередной эксперимент – тоже. И опять же долго не помоешься – начнут требовать открыть дверь и не задерживать очередь.
Потому, пользуясь лазейкой, из ванной Эдди вышел почти через час. Бледная кожа покраснела после горячей воды, да и в целом вид у киборга теперь был куда более живой, чем при их последней с Лукасом встрече. К тому же, получив возможность побыть с собой наедине и порывшись в остаточных данных программы, Эдди узнал, что неподалёку находится мегаполис и, что самое главное, в нём есть космопорт, с которого можно свалить с этой планеты. Куда-нибудь, где человеческая раса не распространена, и выдать себя за одного из её представителей не составит труда. Осталось лишь выбраться вместе с Лукасом в город, незаметно «отстать», а затем инсценировать собственное похищение, снова перезагрузив процессор и вытащив у себя идентификационный чип. Старый-то Лукас у него вытащил, но Эдди не тешил себя ложной надеждой, что долго проходит безымянным.
- Пребывание в ванной составило пятьдесят восемь минут. Хотите скорректировать допустимое время мытья? – к счастью, вопрос Лукаса был вызван из беспокойства, а не недовольства, так что ограничивать киборга новый хозяин не стал, и Эдди не преминул запомнить это. Подобные лазейки в приказах и программах были его единственной возможностью действовать самостоятельно, при этом не выдавая то, что помимо машинного в нём есть и собственный разум.
- Для полного восстановления организма требуется три тысячи двести килокалорий при выходе в режим ожидания. При физических нагрузках требуются более полные данные.
Макс Уайнер удовлетворился бы этим ответом и отправил более-менее пришедшего в себя киборга на работу. Лукас был по-прежнему для парня непредсказуем. Он не ругался, когда Эдди за раз слопал две пиццы из трёх, только удивился, но, вероятно, посчитал, что машине виднее, сколько энергии ей необходимо. Лукас даже не стал давать парню специальную кормосмесь или что-то из уже пропадающих продуктов, ведь киборг вполне мог переработать и вчерашнюю лазанью или неделю простоявший в холодильнике суп. Другое дело, что горячая лепёшка с плавленым сыром понравилась Эдди куда сильнее просроченных продуктов или безвкусного корма.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

+1

7

Лукас медленно жевал пиццу, листая данные на планшете, пытаясь вникнуть в кучу строк, которые представляли киборга собой, а когда, не глядя, потянулся за вторым, с удивлением обнаружил, что коробка уже пустая. Он поднял глаза на Эдди, который невозмутимо начинал вторую пиццу, но так ничего и не сказал: то, что киборги едят много, он понял уже из статей, что пролистал, пока киборг приходил в себя, и поразила его только скорость, с которой еда испарялась с картонной подложки.
Махнув рукой на этого обжору, Лукас вместе с пивом и планшетом уединился на диване, пока Эдди добирал свои три тысячи килокалорий, и принялся рыться в его кодах, перебирая каждую строчку. В первую очередь его интересовала остаточная информация о том, кто до него владел шестеркой и как тот оказался на свалке металлолома. Раздел памяти он нашел без проблем, да и в принципе понимал, какие команды за что отвечают, но когда запросил отчет, программа выдала ему то же самое, что и сам киборг, не находя нужных данных. Искать дальше пришлось вручную, перелопатив кучу бесполезной программистской шелухи, но все было бесполезно. Не осталось даже подпрограмм, которые отвечали за осведомленность киборга об условиях окружающей среды и выдали бы его предыдущие местонахождения. Только какие-то обрывки об этой планете, которые киборг вполне мог почерпнуть, когда, очнувшись, подключился на автомате к инфранету, чтобы быть в состоянии обеспечить безопасность своего хозяина.
Отрицательные результаты его не устраивали, и он не успокаивался почти неделю, пока не перерыл весь код Эдди. Но ничего ценного он так и не нашел – только подчистил кое-какие хвосты, которые ему не понравились, и закачал новые подпрограммы, которые помогли бы киборгу ориентироваться почти в любой ситуации. Лукас пока не знал, кому продаст его, так что лучше держать его готовым ко всему.
Самому же Ортису он был не нужен. С работой и заказами ему обычно помогали роботы, которых он сам же и собрал, а больше и нечего было делать – поэтому киборга он так и держал выключенным. Дождался, когда он закончит есть, усадил в угол, где застывшая человеческая фигура не будет пугать, если случайно опустить на нее взгляд, и выключил. Пусть побудет пока так, не будет мешаться под ногами.
Забросив предложение о продаже шестерки на кое-каких сайтах, Лукас на этом успокоился и забыл вообще о существовании Эдди. Когда кто-нибудь решится на покупку, он его включит и проверит все системы еще раз, чтобы отдать клиенту в лучшем состоянии, а пока в присутствии киборга в доме не было необходимости, и механик просто занимался своими делами, относясь к DEXу как к движку от флайера, что валялся рядом с ним, оставленному до востребования.
Лукас работал, валял дурака, смотрел фильмы, разок встретился с Сетом, пару раз еще попытался покопаться в коде. А потом привел девушку, язвительную, но очаровательную брюнетку. Ничего особо романтичного и каких-то глубоких чувств, оба понимали, что это всего лишь на одну ночь, и обоих это совершенно устраивало – что еще ждать от приправленной алкоголем встречи в баре.
И они прекрасно провели время, и не один раз, и не только в спальне – на прочность стола в мастерской он никогда не жаловался, но проверить всегда был не прочь, а киборг в углу его ничуть не смущал – он же выключен.
Уснули они только под утро, в одной постели, Лукас не имел ничего против того, чтобы позволить девушке переночевать вместе – не выставлять же ее на ночь. Но когда раздался дотошный звонок видеофона, он не обнаружил никакого на соседней половине, пока слепо шарил рукой, чтобы найти источник звука. Спать хотелось невероятно, и он уже подумывал плюнуть на звонок, когда наконец все же нашел, а увидев имя звонившего – тут же проснулся.
- Да, Иви, привет, - мигом протрезвевшим и бодрым голосом проскандировал он, - Ммм, все прекрасно, просто отлично, да-да, - принялся он ее заверять крестную, - Зайдешь сегодня? Ооо, конечно, буду рад.
В спальню вернулась его девушка, но он не обратил внимания на то, что она ему говорит, и на ее тон, не особо заботясь о ее дотошной болтовне, только отмахиваясь. На фоне разговора с Иви его не особо интересовало, что там хотят до него донести, да и девушке пора уже честь знать и вообще не злоупотреблять гостеприимством хозяина, которому на голову внезапно упала уборка. Всего дома. Срочно.
Девушку он выставил из дома в ближайшие же пять минут, даже не дослушав, чего от него хотят. И тут же судорожно принялся искать чистящие средства и тряпки, перерыв ради этого всю кладовку: о наличии таких вещей в своем он вспоминал только перед приходом крестной, которая могла и уши надрать за запущенный дом.
- Эдди, - вспомнил он о своей находке. Киборг точно мог его спасти, - Эдди, подъем! Я же устанавливал тебе по мелочи подпрограммы Mary, пора проверить, что ты там усвоил оттуда.
Всучив ему швабру и ведро, сам он унесся на кухню, убирать пустые бутылки от пива и коробки от еды на вынос и драить каждую поверхность.

[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+1

8

Первую пиццу киборг проглотил почти целиком, с удовольствием отмечая появившуюся тяжесть в желудке, в который за последние две недели не упало ни крошки. Хорошо, хоть парень сумел напиться, пока был в ванной, иначе еда бы просто прилипла к стенкам пищевода и проталкиваться вниз не захотела. Лукас, вероятно, воспринимал Эдди больше как машину, чем живое существо, не обманываясь его внешней схожестью с человеком. Это было даже на руку – от машины не требуют ничего сверхвозможного, а Эдди тем временем сможет оглядеться и придумать план побега.
Вторая пицца шла уже медленней, и не столько из-за притупившегося голода. Киборг на автомате брал куски теста с сыром, а сам торопливо подчищал в кодах все данные, до которых Лукас ещё не успел добраться. Это больше походило на прятки или салки – если механик заметит чужое присутствие в процессоре, точнее, его самостоятельную работу, это вызовет много вопросов. На свой страх и риск Эдди уничтожал случайно сохранившиеся сведения о Максе Уайнере – его бывшем владельце, стирал из памяти мозгового компьютера обрывки чужих лиц, которые могли вывести Лукаса на упавший корабль. Эдди не боялся, что его привяжут к аварии, но совершенно не хотел, чтобы его возвращали обратно. Учитывая то, как он вёл себя в последнее время, утилизация была ему обеспечена. Либо бывший хозяин мог устроить киборгу такую жизнь, что прежняя ещё показалась бы сказкой.
Как оказалось, торопился Эдди не зря – когда шестёрка перестала есть, Лукас отвёл DEXа в угол и, усадив, приказал процессору отключиться, точнее, перейти в режим экономии энергии. Совсем как тот, в который компьютер сам себя загнал, когда Эдди медленно умирал в пустыне. Теперь ничего поделать с кодами, к которым у Лукаса был полный доступ, парень не мог. Впрочем, всё необходимое он уже сделал, и теперь киборг мог спокойно отдохнуть, завершить регенерацию и восстановить прежние силы.
На третьи сутки своего «выключенного» состояния парень уже сожалел, что Лукас считает его машиной. Сознание, которое вопреки заверениям разработчиков, не всегда засыпало вместе с процессором, иногда самопроизвольно пробуждалось. Не имея возможности подключиться к имплантам, которые также были отключены, Эдди прислушивался к голосам гостей, которых Лукас иногда приводил в свой дом. Иногда механик включал телевизор, и парень от скуки представлял действие фильмов, ориентируясь только на диалоги и звуковые спецэффекты.
Но скука была не главной проблемой, с которой киборгу пришлось столкнуться. Использовав для регенерации часть потреблённых ресурсов, организм не мог избавиться от излишков. Говоря о том, сколько калорий ему требуется, Эдди не учёл, что проведёт последующие дни совершенно без движения и возможности сходить в уборную. Не расщеплённая на полезные микроэлементы еда теперь камнем лежала в кишечнике, вызывая не самые приятные ощущения. Через неделю живот парня натянулся как барабан, а внутри то и дело слышались звуки брожения, к сожалению, не достаточно громкие, чтобы Лукас мог услышать и принять какие-то меры. Может, Эдди и мог бы аварийно включиться и попросить нового хозяина отпустить его в уборную, но подпрограммы считали, что уровень интоксикации ещё не достиг критического значения. А самопроизвольно включившийся киборг мог вызвать совершенно ненужное внимание и вопросы.
Чем-то новеньким в его настоящем положении был вечер, когда Лукас привёл в дом девушку. Они оба были пьяны и не особо растрачивались на разговоры, срывая друг с друга одежду. Сначала характерные звуки доносились из спальни парня, затем парочка перебралась на кухню и даже в гостиную. Богатое воображение подсказывало Эдди моменты из фильмов, которые часто любили смотреть солдаты или наёмники Уайнера. Однако в отличие от порноактёров, эта парочка была куда более искренней. Едва заметно приоткрыв глаза, что программа сочла за незначительный мышечный спазм, Эдди сквозь ресницы наблюдал за любовниками и даже пожалел, когда они под утро перебрались обратно в спальню.
Киборг тоже временно отключился, пребывания где-то на грани между сном и явью, но на утро услышал, как девушка, которую Лукас ни разу не назвал по имени, вернулась в мастерскую, собирая какие-то свои вещи, которые умудрилась тут оставить. Попутно рассматривая многочисленные железки, висящие на стенах, усыпавшие полки и любую горизонтальную поверхность, она вздрогнула, когда увидела покорно сидящего в углу киборга. Когда первый страх прошёл, девица уже уверенней подошла к Эдди, наклонилась, зачем-то тыкая пальчиком ему в щёку, словно хотела проверить, насколько он похож на человека.
А затем Эдди открыл глаза и в упор посмотрел на неё.
Даже странно, что Лукас не прибежал на её визг, хотя девушка и сама стремительно покинула гостиную, оставляя там мигом «выключившегося» киборга. Напрягшись, Эдди слушал, как она пытается рассказать обо всём Лукасу, но механик, казалось, не слушал, слишком увлёкшись разговором с кем-то по комму. От своей ночной гостьи он только отмахнулся, а затем и вовсе поспешно выставил её за дверь.
Эдди заинтересованно прислушивался, припоминая случаи, когда подобным образом вели себя прежние хозяева. Кажется, ничем плохим визит, к которому парень стал так усердно готовиться, не оборачивался. Разве что Лукас почему-то волновался, каждый раз сквозь зубы говоря об уборке и выискивая что-то в небольшой кладовке.
Киборг никак не ожидал, что в этот процесс вовлекут и его самого. Почти потеряв надежду на включение до своей перепродажи, он неожиданно для себя услышал приказ на включение. Парень открыл глаза и поднялся со своего места, в ожидании уставившись на своего владельца. Футболка натянулась на болезненно надувшимся животе, но Лукас этого уже не заметил, вручая шестёрке в руки ведро и швабру и приказывая включить режим Mary.
Ничего сложного в алгоритме уборки не было, Эдди иногда убирался в казармах или на корабле и без дополнительных программ, хотя поначалу и довольно часто ошибался. Однако вздувшийся живот причинял всё больше дискомфорта, и парню казалось, будто он – пороховая бочка, которая вот-вот взорвётся. Он вымыл пол на первом этаже и перешёл на второй, когда к Лукасу пришла его гостья. Скорее всего, мать или тётя, если учесть, как трепетно парень к ней относился, и как опасался её гнева. Эдди не собирался показываться ей на глаза, однако, в очередной раз наклонившись, чтобы поднять ведро, почувствовал такую резь в животе, словно в него только что выстрелили в упор. Болевой порог киборгов выше человека, но, к сожалению, не бесконечный.
Даже процессор наконец забил тревогу, и Эдди, спустившись, оказался рядом с хозяином, старательно игнорируя женщину, с которой Лукас беседовал.
- Запрошено разрешение на утилизацию бытовых отходов организма. Уровень интоксикации составляет двадцать четыре процента. Вероятность сбоя системы – шестьдесят восемь процентов.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

+1

9

Лукас справился с уборкой в рекордные сроки. Пришлось носиться по дому так, словно ему в задницу реактивный моторчик вставили, но весь мусор был выкинут или запихан туда, где его не заметят, пыль протерта, всякие пятна подозрительного происхождения отмыты стараниями киборга – ну хоть где-то пригодился – а сам Лукас даже успел сходить в душ и хоть как-то привести себя в порядок.
Так что крестную он встретил, можно сказать, при полном параде, потому что большую чистоту этот дом знал, только когда были еще живы отец и отчим Лукаса, а половина первого этажа не превратилась в заваленную металлическим хламом и частями роботов мастерскую. Иви, впрочем, это не смущало, она уже давно поняла, что спорить по этому поводу с крестником бесполезно, а все призывы к чистоте он пропускает мимо ушей, поэтому она сразу прошла на кухню, которая по ее мнению уж точно обязана была быть чистой – иначе не видать Лукаса ее пирогов, а это стало бы ощутимой потерей. Поэтому последние полчаса он и провел, с бешеным видом пшикая на каждый миллиметр очистителем и остервенело водя тряпкой по всем горизонтальным и вертикальным поверхностям. Мысль о пирогах в это время грела и поддерживала.
Как примерный крестник Лукас обнял женщину, которую действительно был рад видеть, даже если ради этого пришлось выдворить из дома девушку и срочно подорваться с постели, чтобы побегать по дому. И дело даже не в пирогах, просто его сестра и Спенсеры – единственная семья, которая у него осталась, а такое нельзя не ценить. Так что Ортис безропотно выслушал все претензии Иви: и что ему давно пора постричься, а то волосы лезут в глаза, и что опять он раскидал по дому свои железки, и что, кажется, он похудел, и вообще надо хорошо питаться.
Усмехнувшись, Лукас вытащил из флайера сумки с едой: обычно он всегда говорил, что ему столько не нужно, да и вообще не стоит покупать все это и готовить ему, но Иви, приезжая раз в несколько месяцев, неизменно привозила с собой настоящую гору домашней еды собственного приготовления, настаивая на том, что в гости с пустыми руками нельзя. Лукас никогда не говорил, что в него столько не влезает и что он обычно забывает обо всем этом, так что большая часть еды просто портится и выкидывается. Просто инстинкт самосохранения все еще был при нем.
Пока он раскладывал контейнеры с едой по холодильнику, они с Иви обменивались какими-то не особо значащими новостями – о делах, о погоде, о ценах на процикулыр и прочей бесполезной чепухе. Лукас даже успел забыть, что взял киборга себе в подмогу по уборке дома, и тот сейчас где-то наверху усердно – как Ортис надеялся – намывает пол. Впрочем, напомнил Эдди о себе быстро, хотя его хозяин предпочел бы, чтобы Иви не знала о его существовании. Она и так сомневалась в законности многих дел крестника, а боевой киборг эти опасения только поддержал. И уж точно Лукас предпочел бы, чтобы Эдди не спрашивал его каждый раз, как ему нужно посрать.
- Боже, да, иди, конечно, - возведя глаза в потолку, сказал он, отсылая киборга, - И хватит задавать такие вопросы, иди, если тебе надо.
Запоздало пришла мысль, что, по всей видимости, те две пиццы, которые киборг съел за один присест, всю эту неделю мариновались в его желудке, не имея, так сказать, выхода наружу. Он об этом даже не подумал, когда выключал его, привыкнув иметь дело с железом и электричеством, а Эдди не считал нужным посвятить его в это, да и Лукас попросту не относился к шестерке как к живому организму. У него в голове немного не укладывалось, что андроид нуждается и в еде, и во сне, и в избавлении от отходов жизнедеятельности. У него же в мозгах процессор, он сам видел его коды, и несложно было забыть о человеческой составляющей киборга.
От созерцания спины удаляющегося киборга и болезненного укола вины Лукаса отвлекла Иви.
- Откуда он у тебя? – подозревая, что за этим кроется какая-то не особо приятная история, спросила она, - Ты же никогда не любил киборгов. Да и зачем он тебе, тем более боевой.
- Вот не поверишь, я его нашел на свалке, - он развел руками, видя скептицизм на лице крестной, - Правда, действительно нашел на свалке. Он был в плохом состоянии, куча ран, да и процессор барахлил. Мы с Сетом подлатали его, он уже почти исцелился, насколько я могу судить.
Он замолчал, но Иви все еще смотрела на него, ожидая продолжения.
- Ну да, не нравятся они мне, - сдался он, ставя чайник, чтобы крестную чаем, - Жуткие они, выглядят как люди, говори они хоть немного человечнее, можно было бы спутать… Даже думать не хочу, что где-то могут быть киборги, которые притворяются людьми, - проворчал он, прекрасно понимая, что может натворить бездушная машина, которая втерлась в доверие, но имеющая приказы от кого-то другого, - По роботу хоть сразу сказать можно, что он неживой, да и в голове у них только то, что я пропишу.
- Тогда зачем ты его тут держишь? Сдал бы в компанию.
- Хочу продать, - пожал он плечами, - На рынке за него дадут больше, чем если бы я сдал его на утилизацию, - он чуть улыбнулся, видя недовольный и укоряющий взгляд Иви. Еще бы, ведь то, о чем он говорил, незаконно, а крестная беспокоилась, - Не волнуйся, я стер все следы, по всем документам Эдди мой.
- Ты и имя ему дал? – усмехнулась женщина и начала его передразнивать, - "Я не люблю киборгов, они как люди!"
- Эй, он сам так назвался, когда я спросил!
Вскоре разговор стал более легким, непринужденным, а потом и вовсе стал беззаботной болтовней обо всем сразу. Эдди больше им не показывался, а Лукас снова выкинул факт его существования из головы, увлекшись разговором. Крестную он любил, а видел не так часто, так что новостей обычно накапливалось много к ее визиту. Ушла Иви от него только ближе к концу дня, после того как они перекусили. Он порывался проводить ее, довезти до дома, но она только отмахивалась, заявляя, что еще не настолько постарела, чтобы не справиться с управлением флайера, а тем, кто в этом сомневается, она может для наглядности оборвать уши.
В дом он вернулся, улыбаясь, но улыбка тут же несколько опала, когда он увидел Эдди на своем месте. Выключен киборг не был, но, видимо, после выполнения приказа об уборке, он не знал, что ему еще делать, и просто занял отведенный ему угол. Лукас вздохнул, глядя на безэмоциональное лицо шестерки, которое отчего-то его раздражало. Наверно, из-за наличия собственной вины.
- Почему ты не сказал про отравление? – спросил он, чувствуя себя немного неловко, - Я не так уж хорошо разбираюсь в киборгах, я больше привык к роботам. Так что говори сразу, если твоему организму плохо.

[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+1

10

Эдди не собирался мстить Лукасу, хотя последняя неделя, проведённая без движения в одном положении, была не самой лучшей в его жизни. Однако, когда гостья, которую хозяин называл Иви, начала отчитывать Лукаса и требовать у него подробности, пока Эдди медленно поднимался по лестнице, киборг почувствовал укол удовлетворения. Разумом он понимал, что механик, раньше не имея дел с «живыми» андроидами, мог просто не знать, что им как и обычным людям требуется сходить в туалет, есть и спать. Хотя мог бы и догадаться, ведь должны же были куда-то деться те две пиццы, которые Эдди съел. А так у системы даже не было возможности пустить излишки калорий на энергию, потому что последняя попросту не использовалась. Для дыхания и прочих базовых функций хватало и минимума, регенерация тоже «съела» не всё.
Парень на мгновение замер на верхней ступеньке и поморщился, но тут же взял себя в руки, едва удерживаясь от соблазна взглянуть на установленную на лестничной площадке камеру. Вероятность, что Лукас станет просматривать запись, да ещё и заметит эту заминку, ничтожно мала. Потому лучше просто делать вид, что ничего не произошло. С бесстрастным выражением лица Эдди прошёл в ванную, притворил за собой дверь, впрочем, не закрывая её на замок, чтобы не возникло лишних вопросов. Лукас всё ещё общался с Иви, но шестёрка не прислушивался к ним, уловив, что срочно сдавать его в компанию для утилизации не собираются. А о том, что Лукас хочет перепродать его, киборг был уже в курсе и надеялся, что новый хозяин будет лучше старых. А, может, ещё и сбежать удастся – чем чёрт не шутит.
В следующие полчаса Эдди несколько раз успел порадоваться повышенному болевому порогу. Забродившая пицца вышла легко, но кишечник, в котором она всё это время пролежала, теперь был повреждён и нуждался в лечении. Пара литров воды, которую киборг выпил прямо из-под крана смогла лишь поверхностно очистить подгнившие стенки. Пришлось на свой страх и риск рыться по ящикам в поисках клизмы, которая дело определённо улучшила. Теперь зараза хотя бы была выведена, а ускоренная регенерация за сутки исправит дело, если, конечно, Эдди не будут слишком загружать работой. В последнем парень сомневался – насколько он успел понять, Лукас больше любил машинных роботов и в случае необходимости обращался именно к ним, а более совершенную и очеловеченную модель обходил стороной. Вряд ли что-то изменится, особенно сейчас, когда Эдди «подставил» его, показавшись Иви на глаза.
Когда он наконец вышел из ванны, дома уже никого не было. Судя по обрывкам услышанного с улицы разговора, гостья собиралась домой, а Лукас порывался её проводить. С уборкой было покончено, а швабра и тряпка – педантично вымыты и оставлены возле ванны на втором этаже. Новых приказов не поступало, так что Эдди просто занял своё прежнее место, за неделю даже привыкнув к нему, хотя сидеть без движения несколько дней подряд киборгу не шибко понравилось. Наконец в комнату вошёл Лукас и, заметив смирно сидящего киборга, направился именно к нему. Вид у механика был недовольный, и Эдди оставалось лишь гадать, какое наказание его ожидает.
- Информация сохранена, - без эмоций ответил блондин на слова Лукаса о предупреждении впредь о состоянии организма андроида.  Тон парня несколько сбивал с толку, и Эдди не мог понять, что за эмоции Лукас испытывает. Определённо раздражение, но было что-то ещё, что киборг не мог идентифицировать. Что-то, что к нему прежде не применялось. – Система не учла фактор выключения, когда вы запрашивали о времени регенерации. В выключенном режиме сообщить о неисправностях система не может. Для оптимального жизнеобеспечения рекомендовано периодические включения системы или перевод на ждущий режим в состоянии ожидания команд.
Прокатит или нет?
Эдди не мог демонстрировать своё любопытство, и уж точно не мог неофициально попросить Лукаса больше не выключать его. Может, после этого инцидента его хозяин что-нибудь да усвоит.
Хотя, вероятность была невысокой, учитывая, что за время своего пассивного наблюдения Эдди усвоил, что Лукас не всегда запоминает даже имена девушек, с которыми проводит ночь.
Киборг с напряжением ожидал своего приговора, и… прокатило! Эксплуатировать его Лукас сразу не стал, но хотя бы согласился с тем, что иногда стоит давать машине свободу действий, и в случае нужды разрешил вставать со своего места. Он даже предложил поесть, но Эдди, чей кишечник ещё не до конца восстановился, отказался, предусмотрительно сообщив, что организм будет нуждаться в еде через шесть часов. Теперь при мысли о предстоящем обеде прежнего восторга парень не испытывал, всё ещё ощущая в животе отголоски прежней боли.
На ночь его выключать также не стали, стоило киборгу мстительно напомнить, что «система восстановилась не на сто процентов», что означало, что ему могло приспичить в любой момент. Он послушно замер на своём месте, когда Лукас ушёл спать, выждал несколько часов, а затем открыл глаза и поднялся. Убедить программу, что даже небольшое желание – убедительная причина отправиться в уборную, труда не составило. Как обходить неточные приказы, Эдди научился ещё давным давно. Теперь главным было – не попасться на глаза Лукасу и камерам, которыми был напичкан весь его дом. «Слепые» зоны киборг выяснил ещё утром, когда проводил уборку. Сейчас Эдди без труда оставался невидимкой, потихоньку исследуя дом, осторожно «пробуя на зуб» программы, которые управляли камерами и прочей техникой. Вмешиваться в чужие коды Эдди пока не рисковал, мало ли какая там стоит защита.
Когда Лукас проснулся утром и спустился на первый этаж, киборг уже сидел на своём месте, открыв глаза лишь при приближении хозяина. Все улики его ночной прогулки были уничтожены, а процент вероятности, что Лукас заметит исчезнувший крохотный кусочек пирога, который был отрезан от общей и так уже порезанной на куски массы, был крайне мал.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

+1

11

Чуть нахмурившись, Лукас пожал плечами и согласился – ждущий режим, так ждущий, если киборгу так будет легче заботиться о состоянии своего организма, потому что сам механик, очевидно, в этом был не очень хорош. И разрешение на свой запрос Эдди получил, хотя все же это немного нервировало Ортиса: он привык, что все под его контролем и без строгой команды никто не вмешивается в его дела, а тут киборг будет работать на усмотрение своей системы. Код для которой, опять же, писал не Лукас. Мало ли, что шестерке там покажется и какими будут его действия. Но выбора особого не было – периодически включать киборга он будет забывать.
Ночных похождений Эдди он не заметил. Он и понятия не имел, что DEX-6 в принципе может действовать по своей воле, а не по программе, и уж тем более не мог представить, что киборг шастает по ночам по всему дому – даже если относился он к нему с недоверием, такого вопиющего нарушения протоколов он и предположить не мог. И спал совершенно спокойно.
Но, в конце концов, он все же начал замечать, что что-то не так. Может, это была всего лишь его паранойя, однако порой ему казалось, что по ночам по дому кто-то ходит, что вещи меняют свое местоположение, да и вообще иногда было как-то неуютно, когда он в очередной раз работал, прикручивая гайки к одному из роботов, а из своего угла его разглядывал Эдди. Наверно, именно стремлением избавиться от этого неприятного чувства он руководствовался, когда вывел шестерку из спящего режима и попросил помочь.
И все же как бы то ни было, но с киборгом он подружился быстро, если это вообще можно было так назвать, а время от времени даже забывался, что перед ним не человек. Судя по всему, на шестерке стояла какая-то образовательная программа, с помощью которой он подстраивался под хозяина, учась отвечать к месту и так, как того хотел его владелец: DEX-компани, должно быть, считала, что так будет лучше для ее продукции и самих потребителей. Так думал Лукас изначально, пока не вспомнил, что не видел ничего подобного в коде. Теперь механик стал тщательнее приглядываться к киборгу, и порой действительно замечал, что тот ведет себя не как машина. Какие-то изменения в выражении лица, запросы, которые тупому роботу были бы ни к чему, лишняя жестикуляция. Ортис пронаблюдал за киборгами в городе, понимая, что его все же чем-то неуловимо отличается от них. Как будто в Эдди, в отличие от них, была душа. Или это в нем самом и в самом деле говорит паранойя.
За всем этим он, даже испытывая подозрения на счет киборга, и не заметил, как отношение к нему поменялось, Эдди больше не казался чужим в его мастерской. Большую часть времени он все еще сидел в своем углу, но теперь он был скорее как один из роботов Лукаса: помогал в чем-то при необходимости, выполнял порученную работу, а механик относился к нему как к своему другу. Ортис и сам не понял, когда переместил шестерку в один ряд с остальными андроидами в доме, но никакого напряжения или неудобства на этот счет он не испытывал. Хотя киборгов в общем все еще недолюбливал.
А потом он сложил два и два: свои подозрения и наблюдения. Он копался в коде Эдди, чтобы найти хоть какое-то подтверждение, и теперь, когда он примерно представлял, на что стоит обращать внимание, некоторые отчетные записи процессора действительно выглядели странно. Процессор записывал каждое движение киборга, позволяя даже проигрывать видео, снятое его глазами, и некоторые моменты выглядели подозрительно. Где-то были пробелы, заполненные пустой информацией, где-то движения, которые система обозначила как непроизвольные, но их было чересчур много для хорошо откалиброванного киборга.
Лукас задумчиво разглядывал Эдди, пытаясь понять, кроется ли за кодом нечто большое, и шестерка от этих взглядов всегда будто бы становился более собранным, по-машинному бездушным, но стоило Лукасу завязать какой-нибудь пустой разговор, улыбнуться, рассмеяться, как Эдди отмирал. Конечно, метафорами он не говорил, однако в глазах точно появлялся какой-то живой блеск, интерес, которого киборг по идее должен быть начисто лишен. Обычно Лукас отгонял от себя подобные мысли, списывая все на дурацкую неприязнь к киборгам.
Он даже не посчитал нужным рассказывать Сету об этом, когда тот пришел просто навестить друга, хотя после пары бутылок пива все же не выдержал и завел разговор о возможности наличия сознательности у киборгов. Сет только улыбался и качал головой, словно он был ребенком, который не может отличить человека от не человека, а потом и вовсе заявил, что он слишком заработался со своими железками, вот ему и чудится всякая фигня.
Лучшим другом были приняты экстренные мере, и из бара – третьего по счету – они вываливались уже совершенно пьяные, причем как успел выпить в принципе непьющий Сет, Лукас так и не понял, но на утро смутно подозревал, что сам сыграл в этом не последнюю роль, решив, что не ему одному потом мучиться с головной болью. Зато вот то, как Сет, с которым они расстались уже больше года назад, оказался в его постели, он прекрасно помнил. А еще испытывал ужасное чувство вины, ведь тогда он сам настоял на расставании, и, насколько он знал, Уилсон все еще любил его, даже если уже оба пытались свести все в дружескую плоскость. Плоскость кровати была не очень-то дружеской, равно как и все остальные, на которых они – пьяные в дрова – успели побывать. Пора завязывать пить. И ходить по барам.
Лукас вздохнул, вспоминая, насколько хорошо чувствовалась эта ночь. Наверно, он был настоящим идиотом, когда бросал человека, который так идеально подходит ему во всем, однако и тогда, и сейчас, он считал, что Сет достоин большего, чем его попытки любить его так, как тот хочет. Хотя секс менее крышесносным это не делало, даже если в этот раз привычными позициями они поменялись.
- Сет? – осторожно спросил он, видя, что друг – если все еще друг – проснулся, - Извини, я не хотел, и я не собирался менять что-то между нами. Или спаивать тебя. Это все алкоголь, прости, я…
Он наткнулся на довольный взгляд парня, который не особо-то и жалел о случившемся и подвернувшемся шансе, не замечая тщательно скрытую боль. Лукас запустил в него подушкой.
- Ты действительно не злишься? – указывать на то, что он почти что воспользовался пьяным состоянием Сета, он не стал. Сет тоже не собирался говорить, что если кто и пользовался случаем – то это он.
- Нет. Все в порядке.
[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+1

12

Лукас не заметил его перемещений ни на эту ночь, ни на следующую. Камеры "исправно" транслировали пустые коридоры и неподвижного киборга, сидящего в углу. Внедрившись в программу, управляющую системой слежения, Эдди не рисковал демонстрировать свои ночные прогулки, даже если они действительно были вызваны необходимостью. Лукасу киборги не нравились - это парень уже уяснил, и вряд ли механик придёт в восторг, если узнает, что по ночам Эдди всё-таки поднимается со своего места. А уж о том, что киборг потихоньку изучает его дом, залезает в холодильник и таскает некоторую еду, ему уж точно не следовало знать. Дорог в случае раскрытия у Эдди будет немного - утилизация или лаборатория DEX-компани, а затем опять-таки утилизация. Нужно было сбегать, а не рисковать каждый день, но парень и сам не знал, почему оттягивал свой уход, каждый раз ссылаясь на то, что момент неподходящий, да и план его не до конца проработан.
А механик тем временем всё чаще начинал подзывать его к себе во время работы, ведь зоркость и точность движений киборга превосходили человеческие. Его руки не дрожали, и он чётко выполнял строго поставленную перед ним задачу. Обычно DEXов не использовали в качестве подмастерьев, но Эдди быстро учился, используя как программу самообучения, так и собственную память, пусть последнее было не самым надёжным способом сохранения информации. Ковыряться в железках и кодах андроидов, калибровать их было в разы интереснее, чем просто сидеть на своём месте, ожидая, когда начнётся ночь, и можно будет снова размять ноги и погулять. В такие моменты Эдди забывался, и порой на шутки и слова Лукаса, который говорил с ним как с другом, реагировал по-человечески. Нет, киборг не смеялся - подобные вещи были для него непозволительной роскошью, но улыбался, когда был уверен, что механик его не видит.
Хотя частенько шутки Лукаса были для него непонятны, и тогда ночью, подключаясь к инфранету, Эдди искал смысл этих фраз. Он хотел больше понимать людей, быть похожим на них на тот случай, если однажды сбегать всё же придётся. Да, парень уже не думал о побеге как о чём-то обязательном, ведь ему было хорошо и здесь, но не исключал, что когда-нибудь обстоятельства могут вынудить его оставить Лукаса.
Эдди был осторожен, но, должно быть, всё равно что-то пропускал, позволяя механику увидеть неподдельный интерес в зелёных глазах, ведь ни в чём другом киборг проколоться не мог. Лукас всё чаще заглядывал в коды, установленные компанией и предыдущим хозяином в процессоре шестёрки, копался в разделах, отвечающих за программу самообучения и имитации личности киборга, интуитивно подозревая, что с DEXом что-то не так. В такие моменты Эдди опасался, что ещё немного, и его хозяин обо всём догадается и решит избавиться от неисправной машины, и его прямым приказам киборг просто не сможет сопротивляться. Он отдавал управление организмом процессору, не собираясь допускать, чтобы эмоции взяли верх и окончательно выдали его.
К счастью, до сих пор его проносило. Недовольно хмурясь, Лукас регистрировал непроизвольные сокращения мышц, которые система не находила критическими, и на этом успокаивался. Уже через день механик словно забывал об этом, и Эдди снова "отмирал", включаясь в работу и осторожно расспрашивая о вещах, которые если и относились к ней, то очень косвенно.
"Что значит "задницей чувствую"?"
"Операция "пошёл на ..." анатомически невозможна".
"Что значит "шевелить мозгами"?"

Ему было интересно абсолютно всё, и чем больше Эдди узнавал, тем сильнее запутывался и пытался понять человеческую логику. Он привязывался к Лукасу, хоть и постоянно напоминал себе о том, что это недопустимо. Рано или поздно хозяин от него избавится - они все избавлялись. И всё же киборгу нравился этот кареглазый парень, пусть сам себе Эдди в этом признаваться и не спешил. У киборгов ведь не бывает чувств, так почему ему приятно, когда хозяин хвалит его заслуги или прикасается к нему? Иногда Эдди "зависал", пытаясь проанализировать собственное поведение, которое было невозможно облачить в код.
Он много читал про сорванных киборгов, но обычно их описывали как просто переставших подчиняться программе. К сожалению, ни один источник не описывал, почему киборг вдруг становился другим.
И уж точно ни один инфосайт не говорил о том, что киборг может привязываться к своему хозяину не из-за программы, а просто как к конкретному человеку, испытывать к нему эмоции, которые по идее испытывать не может. Эдди сидел на своём месте в углу мастерской, когда Лукас поздно ввалился домой в компании Сета - своего лучшего друга, который частенько заходил к механику в гости. Загнанный в ждущий режим, Эдди сквозь ресницы наблюдал за тем, как любовники из спальни перебрались в мастерскую, не особо сдерживаясь в проявлении чувств друг к другу. Он много раз видел подобные картины, когда солдаты на Шебе смотрели порнофильмы, или же когда они притаскивали в казарму какую-нибудь женщину, пуская её по кругу. Однако эмоции в кино были поддельными и ненастоящими, а тем женщинам часто было не особо приятно, из чего Эдди заключил, что секс - удовольствие только для кого-то одного из партнёров. Ночь, которую Лукас провёл с девушкой перед первым приездом Иви, частично развеяла этот миф. Наблюдая сейчас за любовниками, Эдди даже завидовал тому, насколько им хорошо друг с другом. Закрытые глаза не помогали - тогда воображение рисовало красочные картины, и киборг с удивлением для себя подумал о том, что хотел бы оказаться на месте Сета. Почувствовать - каково это, хотя бы на миг позволить себе выключить бездушную машину и просто побыть человеком в объятиях мужчины, который ему нравился.
Желание перемешалось с ревностью, и Эдди совершенно запутался в собственных чувствах, испугался их, ведь эмоции, которые он испытывал, были совершенно новыми и очень сильными. Он даже почувствовал облегчение, когда Лукас и Сет легли спать, и заставил систему перезагрузиться, стирая сомнительные показатели о состоянии его организма. Эдди совершенно ничего не понимал, и это нервировало и пугало. Он не должен был испытывать такие эмоции - это очевидно. Но отвязаться от навязчивых мыслей, которые, к счастью, не были подвластны процессору, не мог.
И когда наутро любовники проснулись, Эдди открыл глаза одновременно с ними. Он слышал, как после короткого разговора встаёт и одевается Лукас, пока Сет ещё нежится в его кровати, как механик затем проходит на кухню, чтобы сделать себе кофе или просто похмелиться, ведь голова, должно быть, болела после вчерашнего нещадно. Эдди поднялся, подходя к столу в мастерской и проверяя показатели андроида, над которым они с хозяином корпели последние дни. Когда поломанный робот только поступил к механику, прогнозы были совершенно ненадёжными. Но сейчас машину следовало лишь откалибровать. Эдди проверил стандартные коды и включил программу откалибровки, наблюдая за показателями на виртокнах. Именно в этот момент в мастерскую и заглянул Сет, вздрогнув от неожиданности, когда обнаружил активного киборга.
- Что ты тут делаешь? Иди обратно, садись.
- Право управления отсутствует. В приказе отказано.
Эдди даже не повернул голову, словно присутствие Сета его никак не заботило. Любовник Лукаса чертыхнулся, снова попытался отправить киборга подальше, но получил очередной отказ. Он потянулся к одной из железок, но Эдди ловко перехватил её, перекладывая на другое место.
- Что за..?!
- Высокая вероятность причинения вреда объекту. Координация движений снижена за счёт токсичных элементов.
- Это... ты что, считаешь, что у меня руки из задницы?
- Анатомическое определение неверное. Если выражение используется как оборот речи, то определение верное.
По лицу киборга было невозможно понять, издевается он или нет, но, если бы Сет отвернулся, перестав испепелять Эдди взглядом, шестёрка бы позволил себе едва заметную улыбку.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

0

13

Даже если Сет утверждал, что все в порядке, Лукас все равно чувствовал вину. Он не должен был так поступать с лучшим другом, который, насколько он знал, все еще был влюблен в него даже после их расставания. Он не должен был этим пользоваться, и он поступил как настоящий мудак. Винить во всем алкоголь оказалось не так просто, Ортис все равно был как не в своей тарелке.
Смотреть в глаза Сету не получалось, и он с радостью сбежал из спальни, прикрываясь нуждой сварить им обоим кофе, чтобы прийти в себя после всего выпитого. Быстрый душ, несколько минут шума кофеварки, который противно сдавливал виски, и он практически вернулся к жизни. Что там происходит в соседней комнате, в мастерской, его не особо волновало – хотелось немного побыть наедине с дымящейся чашкой крепкого кофе и собственным самокапанием. И почему он не смог держать руки при себе? Это же не так сложно, и он уже давно решил для себя, что Сет ему как семья, а не как любовник. Что он испытывает к нему примерно то же, что и к сестре – любит безмерно, но совершенно не так, как Уилсону хотелось бы. К сожалению, тело его так не думало и решило тряхнуть стариной, вспомнив былые отношения. Хотелось постучать головой об стену, чтобы выветрить всю эту дурь оттуда.
Вместо этого он поднял глаза к зеркалу, рассматривая в отражении, что там Эдди и Сет творят рядом с полусобранным андроидом. Уилсону явно не нравилось, что киборг ему отвечал, он злился, а вот шестерка выглядела невозмутимо. Лукас еще раз взглянул на них и с удивлением заметил улыбку на губах Эдди, когда Сет, отвернувшись к роботу на столе, что-то там рассматривал. Ортис уже не понаслышке знал, насколько киборг может быть ехидным, применяя свою машинную логику, и догадывался, что как раз это и могло выбесить Уилсона. Но вот то, что Эдди явно получает от этого удовольствие, он раньше не знал. И как он вообще мог сомневаться, что его киборг осознает себя?
Даже если Эдди скрывал свои настоящие чувства под бесстрастной маской, порой Лукасу удавалось что-то заметить, но он всегда колебался, не решаясь признать, что киборг способен на что-то подобное. Это было странно, и DEX-компани гарантировала, что ничего такого и быть не может, что их продукт – просто умная машина. Однако и списывать все на свою паранойю уже не получалось, он же видел, как меняется настроение Эдди. Ради эксперимента он говорил то, или другое, и киборг реагировал, порой напрягаясь или же расслабляясь в зависимости от сказанного. Это было совершенно непохоже на андроидов, которые были у него до этого.
И в какой-то момент Лукас обнаружил себя, рассматривающим заявку на продажу Эдди. Покупателя все еще не нашлось, но теперь он уже и сам сомневался, что хочет этого. Несмотря на все свои подозрения и неприязнь к киборгам в общем, он каким-то непонятным чудом сумел привязаться к шестерке. И конечно же, был интерес к нему: он хотел узнать, как так получилось, хотел понять, чем именно он отличается ото всех остальных. Насколько сильны изменения, насколько Эдди человечен, потому что от него, скорее всего, скрывают большую часть.
Он отменил заявление о продаже, стирая его, перестал копаться в коде киборга, понимая, что ничего там не найдет, зато стал делать упор на человеческие реакции, и этот тест Эдди провалил, оказавшись совсем не примерной бесчувственной шестеркой. А эта улыбка была последним доказательством.
- Сет, я тебе кофе сделал, иди сюда.
Несмотря на общее не шибко прекрасное состояние, Лукас чуть улыбнулся своим мыслям, радуясь, что его подозрения верны и это была не паранойя.
В полной неловкости атмосфере люди выпили кофе, и Сет поспешил смыться скорее из его дома, а с его уходом и Эдди как-то стал добрее. Он больше не разбрасывался ехидными взглядами, а на самого Лукаса, кажется, и вовсе смотрел с любопытством. Ортис отвечал ему тем же, учитывая, что сорванного киборга он видит в первый раз в жизни. И что обычно такие киборги убивали большую часть людей вокруг.
Однако поговорить с Эдди Лукас решился только на следующий день, чтобы не портить разговор похмельем. Как подобраться к скрытной шестерке, чтобы не вспугнуть ее, он так и не решил, понадеявшись просто на то, что Эдди уже достаточно хорошо знает его. В конце концов, Лукас относился к нему вовсе не как к тупой машине, позволял ему множество вольностей, да и отменил продажу. С его точки зрения все это в совокупности было неплохим основанием тому, чтобы ему доверяли. Ведь он никогда намеренно не причинял киборгу боли или хотя бы неудобств, только по незнанию. И всегда был добр к нему.
Поэтому он считал, что его намерения увенчаются успехом. Отложив отвертку и решив, что на сегодня хватит копошиться в почти дособранном андроиде, он, вытирая руки от машинного масла, поднял взгляд на Эдди, который казался вполне довольным жизнью.
- Я думаю, нам надо поговорить, - обычно эта фраза вызывала панику у любого, но Лукас смягчил тон, показывая, что ни в кой мере не злится. Что все в порядке, - Долго ты еще будешь притворяться? Я спас тебе жизнь – дважды, если считать несделанный звонок в DEX-компани, отменил заявку на твою продажу, дал возможность жить нормальной жизнью. Я заслуживаю видеть настоящего тебя.
Он мог поклясться, что Эдди посмотрел на него с настоящим ужасом в глазах. Конечно, он пытался быть невозмутимым, но за все это время Лукас научился видеть то, о чем он думает. Киборг выглядел так, будто готов был броситься прочь из этого дома и больше никогда не возвращаться.
- Я не понимаю вашего приказа. Я ничего не скрываю от вас и не лгу. Я не понимаю причины вашего негодования.
Голос у Эдди был ровным, никак не выдавал его состояние, однако Лукас мог предположить, что тот все еще попросту боится довериться. И это несколько оскорбляло человека: за все время, что шестерка здесь жила, он ни разу не показал себя с какой-то плохой стороны, ему можно было верить, тем более он уже и так обо всем догадался. Эдди лишь надо было подтвердить.
И он решил давить на чувство вины за всю ту ложь, что киборг ему скармливал.
- То есть я не заслуживаю твоего доверия, это ты хочешь сказать? Даже после всего, что я сделал для тебя? – он посмотрел на него так, словно Эдди не оправдал его самые сокровенные ожидания, и покачал головой. Он действительно чувствовал разочарование, а еще немного злости за то, что шестерке не доставало смелости, - Ты меня огорчаешь, Эдди.
Вздохнув, он бросил тряпку обратно на стол и вышел из мастерской, чтобы отмыть руки уже нормально. Да и к тому же звуки проточной воды немного успокаивали, напоминали о ручьях в Швеции, куда их с сестрой возил отец.
Эдди же увязался за ним с каким-то потерянным видом.
- Я не понимаю, хозяин, чем огорчил вас. Я выполняю все ваши приказы. Я что-то делаю недостаточно хорошо?
Лукас поморщился от такого обращения к нему и, включив воду, умылся. Раздражение от того факта, что его пытаются обвести вокруг пальца, когда он уже и сам все понял, никуда не делось.
- Ох, да брось, я же знаю, что ты не просто машина, - он поднял на него глаза, смотря как-то осуждающе. Эдди упрямо отнекивался, - И если ты не можешь признаться в этом, не думаю, что нам еще есть, о чем говорить.
Пройдя мимо него, он поднялся на второй этаж, в свою спальню.
[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+1

14

Эдди всё же позволил себе улыбку, когда Сет, себе под нос матеря "тупого киборга", отвернулся. Парень и сам не понимал, чем Сет его так раздражает, ведь именно он, насколько киборг знал, помог Лукасу вернуть Эдди к жизни. К тому же к механику в гости приходило множество людей: его клиентов, друзей или родных. Но почему-то именно присутствие Сета Эдди напрягало.
Наконец Лукас позвал друга завтракать, и врач вышел, потеряв свой интерес к шестёрке и перестав нервировать его. Эдди прислушивался к разговору на кухне, чувствуя напряжение в голосах собеседников, ложь в словах Сета, когда он говорил, что прошедшая ночь не имеет для него никакого значения, и что это был просто дружеский секс по пьяни. Эдди не понимал, почему Уилсон недоговаривает и что-то скрывает от лучшего друга. Если ночь для него что-то значила, то зачем скрывать это? Разве Лукас не заслуживает знать правду?
Человеческая логика и эмоции даже спустя годы наблюдений по-прежнему оставались для Эдди загадкой. Казалось бы, он только начинал понимать людей, как те снова своими поступками ставили его в тупик, зачастую действуя вопреки логике.
Когда Сет наконец ушёл, стало лучше. Исчезло напряжение в поведении Лукаса, который теперь просто отходил от похмелья, то что-то делая на кухне, то возвращаясь в мастерскую, где Эдди продолжал калибровать андроид, доводя его показатели до идеальных. Иногда киборг замечал на себе заинтересованный взгляд механика, но не придавал этому особого значения. Лукас и раньше присматривался к DEXу, сначала просто не доверяя киборгам, а потом замечая неисправности в поведении, которых у нормальной машины быть не должно. На этот раз Лукас даже не стал копаться в коде, видимо, привыкнув к "лагам", которые Эдди не сумел от него скрыть.
Может, если механика больше не настораживают погрешности в программе, то, узнав о бракованности киборга, он не станет уничтожать его или сдавать компании?
Эдди всё чаще задумывался об этом, но так и не решался признаться хозяину в этом. А когда на следующий день Лукас, отложив отвёртку, сам заговорил об этом, Эдди оказался совершенно не готов. Он на мгновение замер, забыв о том, что собирался сделать, а затем непонимающе посмотрел на хозяина, стараясь скрыть за машинным тоном самую настоящую панику. Лукас знал? И как давно?
Привыкнув к почти человеческому отношению к себе, киборг слишком расслабился, забыв, что стоит всегда держать эмоции под контролем. Он сам подставил себя, и даже для человека, который обычно не жаловал продукцию DEX-компани, нетипичное поведение андроида стало очевидным.
И всё-таки, несмотря на то, что его ложь была раскрыта, признаться Эдди не мог. Он не знал, как много Лукас знает о его "неисправности", что именно механик успел заметить, а что - пропустить. Эдди отвечал, используя подсказки, которые давала ему программа, и Лукас был недоволен, догадываясь, что киборг снова что-то скрывает от него. С точки зрения программ и кодов, в поведении Эдди действительно не было погрешностей, ведь он всегда находил способы обходить приказы, не противореча им. К счастью, его собственные мысли были единственной вещью, которую процессор контролировать не мог.
Разозлившись, Лукас всё-таки закрыл разговор, так и не добившись от киборга признания, и Эдди смог вздохнуть спокойно, хоть и понимал, что это только начало. Что теперь ему оставалось делать? Бежать? Но ведь Лукас сам сказал, что не сдал его компании, когда заметил первые неисправности, возможно, он не станет уничтожать киборга и сейчас. Продолжать лгать? Они оба знали, что Эдди многое скрывает, вот только признаться парень так и не мог. Он не считал, что Лукас не заслуживает знать правды, как раз наоборот. Вот только думал ли сам механик о том, что будет делать с открывшейся ему истиной? Ведь вряд ли он будет относиться к шестёрке по-старому, зная, что Эдди чувствует и понимает почти как человек.
Однако именно это Лукас и сделал. Этим вечером впервые за последнее время Эдди загнали в ждущий режим, приказав на ночь отправляться на своё место. Хозяин относился к нему как к машине, и киборг по идее, должен был радоваться этому, но он вопреки логике чувствовал себя несчастным. Ему не хватало общения с Лукасом, которого его лишили, почти дружеских разговоров, в которых он вворачивал словечки, услышанные от Ортиса, и механик веселился, особенно если Эдди отвечал невпопад. Он стал просто одним из многочисленных андроидов, обслуживающих Лукаса, и о котором забывали, когда его помощь была не нужна.
Отдавая управление телом процессору, Эдди пытался понять, как вернуть всё обратно и снова завоевать прежнее отношение к себе. Признаться? Эта мысль становилась всё более соблазнительной, но киборг продолжал бояться. Он слишком хорошо знал, что происходило с его бракованными братьями, но всё больше склонялся к мысли, что Лукас никогда так не поступит. Но что, если сейчас в Эдди говорят эмоции, и он просто обманывает себя, видя в хозяине только самое лучшее?
Парень оторвался от своих раздумий, только услышав голос Лукаса и удивлённо посмотрев на стол, который до этого отмывал. Дав программе приказ "оттереть синее пятно", Эдди не подумал о том, насколько сильно оно въелось в столешницу, и теперь в столе красовалась приличная вмятина, оставленная киборгом. Синее пятно, словно издеваясь, по-прежнему оставалось на дне образованной ямки.
- Подпрограмма "Оттереть синее пятно" отменена по причине нецелесообразности.
Эдди старался не смотреть на Лукаса, опасаясь, что тот увидит смятение во взгляде шестёрки и снова начнёт задавать вопросы. К счастью или сожалению, Ортис не возвращался к прежнему разговору. Эдди посмотрел на удаляющуюся спину хозяина и тихо вздохнул, понимая, что долго так выдерживать не сможет. Он хотел всё вернуть, и выход, вероятно, был только один.
Когда вечером Эдди заглянул в гостиную, Лукас спал на разложенном диване, зябко подрагивая из-за отсутствия пледа. Он и прежде иногда засыпал здесь, не доходя до спальни, но обычно парень притаскивал с собой одеяло, если допоздна собирался смотреть какой-то фильм. Эдди остановился, понимая, что должен вернуться на своё место, но игнорируя фоновые приказы программы. Поднявшись в комнату, он забрал с кровати плед и укрыл им Лукаса, но этого всё равно было недостаточно. Ортис продолжал дрожать даже сейчас, и Эдди, мысленно уже коря себя и по-прежнему словно не замечая команд, приказывающих ему вернуться на базовую точку, забрался под плед, осторожно ложась рядом с человеком.
"Генерация тепла активирована. Рекомендуемая безопасная температура нагрева - тридцать восемь градусов".
"Записать как подпрограмму "Согреть Лукаса".
"Шаблон подпрограммы "Согреть Лукаса" сохранён".

[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

0

15

Как вывести киборга на чистую воду, он понятия не имел. Он не мог разобраться в ходе мыслей Эдди, не вполне осознавая причины его поступков, он мог строить лишь догадки. Конечно, было вполне объяснимо, что начавшая чувствовать шестерка боится того, что хозяин мог с ним сделать, боится уничтожения, как часто бывало с такими, как он, но ведь Лукас уже доказал, что от него Эдди ничего подобного не грозит. Что он не представляет опасности для него. И очень хочет увидеть его настоящего, узнать, потому что та малая часть его личности, что он видел, его заинтриговала.
Однако разговор не помог, и Лукас сильно сомневался, что дальнейшие увещевания помогут. Поэтому он просто вернулся к тому, с чего они начали, и стал относиться к нему как к машине. Бесчувственной тупой железке, которая толком не осознавала происходящего, только выполняла отданные приказы. Это было неправильно, и после их почти что дружеских отношений это было сложно – делать вид, что Эдди ничего не значит. Но упрямства Лукасу было не занимать, и он упорно продолжал вызывать чувство вины у киборга.
А Эдди был несчастен, Ортис, научившись видеть эмоции на почти что беспристрастном лице, не мог не заметить. Однако даже если чувство вины Лукас и испытывал, это было скорее как маленькие уколы, и этого явно не хватало, чтобы он прекратил мучить бедную шестерку своим безразличием. Он надеялся, что это долго не продлиться, что Эдди, привыкнув к хорошему, приятельскому отношению, быстро сдастся и сделает все, чтобы это вернуть, но он не поддавался на эту провокацию, лишь становясь все грустнее с каждым днем.
Лукас подумал, что выбрал неверный способ, когда попросил – почти приказал, соответствуя новому статусу хозяина – помочь ему с уборкой. Приказ был прост, и он даже не думал, что что-то может пойти не так, уходя в другую комнату, чтобы навести порядок и там. Однако когда он вернулся, Эдди с таким остервенением тер этот злосчастный стол, что мог протереть в нем дырку вовсе не в переносном смысле.
Тогда Ортис действительно ощутил вину за такой жестокий способ вымогания правды. Подойдя к киборгу, он накрыл его ладонь своей, останавливая и вытаскивая тряпку из пальцев, и обеспокоенно заглянул ему в глазах – боялся, что переборщил со своим напускным равнодушием.
- Ты в порядке?
Это были первые слова с того их разговора, которые были обращены именно к Эдди, а не к машине, и они были искренними. Он не скрывал своей тревоги за него, неподдельного волнения, и оно не исчезло, когда киборг ответил машинной безэмоциональной фразой. Но Лукас оставил его в покое, давая собрать мысли. И, наверно, сам желая побыть наедине с собой, чтобы убедить себя, что ничего страшного не случилось. Всего лишь муки совести у шестерки, которая постоянно ему врала.
Но в любом случае время уже было на исходе – Лукас не мог и дальше продолжать мучать Эдди подобным отношением, видя, как это его расстраивает. Киборг неожиданно стал дорог не только как ценный инвентарь, но и как друг, а, возможно, и нечто большее, и Ортис сейчас держался на одном только упрямстве, чтобы не обнять Эдди и сказать, что все в порядке. Наверно, стоило придумать что-то еще.
Он засыпал с мыслями, как вытащить киборга из этого замороженного машинного состояния, и чувством, что ему не хватает его общества – тревожный сон. Когда же это изменилось, он и не заметил, но просыпался он с ощущением невероятно тепла и уюта. В такие моменты не хочется вылезать из-под одеяла, не хочется даже глаза открывать, а единственное желание – уткнуться носом в подушку и спать дальше.
Подушка отчего оказалась жесткой, но такой теплой, что у Лукаса не было никаких возражений. Хотя все же что-то во всем этом смущало, и даже если он считал, что все сейчас на своих местах, именно так, как должно быть, где-то на краю сознания все равно звенел маленький звоночек, предупреждающей о странности происходящего.
Я же вроде засыпал без пледа…
Открыть глаза все же пришлось, и он с удивлением обнаружил себя в объятиях Эдди. И что еще более странно – он не испытывал никакого дискомфорта по этому поводу. Слишком хорошо ему, разморенному теплом и сном, было сейчас, шевелиться было откровенно лень, даже говорить, и он, сонно улыбнувшись, снова прикрыл глаза, зарываясь носом в теплую шею киборга.
- Привет, - тихо пробурчал он, прижимаясь к его груди, - Что ты здесь делаешь?
Ответ он получил неожиданно человечный. И пусть голос Эдди звучал настороженно, будто он думал, что Лукас его сейчас выгонит с дивана и отправит на свое место в ждущий режим, машинными формулировками он уже не пытался отделаться. Хотя причина, по которой он проспал всю ночь в обнимку с киборгом, лично ему казалась невероятно надуманной. Словно Эдди только и ждал повода, чтобы закончить ломать эту комедию со своей бездушностью.
Лукас даже хотел сказать об этом, как все это выглядит, что это глупо до забавности, но так и не успел – снова заснул. Потому что в объятиях Эдди чувствовал себя до невозможности защищено и уютно. А еще он был невероятно рад, что они наконец-то разрешили все свои проблемы с взаимопониманием и доверием.
[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

0

16

За последние несколько дней Эдди усвоил парочку простых истин: к плохому всегда можно привыкнуть и адаптироваться; к хорошему же привыкаешь в разы быстрее, и вернуться к прежнему положению вещей довольно трудно. Он умел приспосабливаться в условиях войны на Шебе, мог обходить приказы начальства на «Чёрной звезде», научился избегать камер слежения в доме Лукаса и таскать маленькие кусочки пирога из холодильника. Он привык к дружескому отношению своего хозяина, к его шуткам, к тому, как порой, забываясь, парень начинал разговаривать с ним как с человеком. Эдди перенимал его словечки, всё меньше думая о побеге и всё больше желая остаться.
Сейчас же всё вернулось к тому времени, когда он только попал в мастерскую, словно и не было этих недель. Лукас также по вечерам отправлял его в ждущий режим, к счастью, хотя бы не выключая киборга полностью. Они почти не разговаривали, и Эдди этого жутко не хватало. Он не мучился чувством вины, всё ещё считая, что доверять людям – непозволительная роскошь. Но он ужасно страдал, потеряв единственного друга, если Лукаса можно было назвать таковым.
В другой ситуации шестёрка бы даже был рад, что его оставили в покое, но не после того, как они почти стёрли границу «хозяин-киборг» в общении. Эдди всё чаще задумывался о том, чтобы рассказать обо всём Лукасу, признаться, хотя механик и так уже знал правду. Оттого его поведение было ещё более непонятным – ведь он знал, что Эдди не был лишён чувств, но почему-то словно забыл об этом.
И когда Лукас уснул на диване в гостиной, забыв в комнате плед, Эдди не смог спокойно пройти мимо. Принеся одеяло, он укрыл им хозяина, наблюдая, как Лукас постепенно отогревается, но всё равно не прекращает дрожать от холода. Возможно, парень бы в скором времени всё же согрелся, но Эдди не нашёл в себе ни сил, ни желания уйти и вернуться на своё место. Тихо вздохнув и игнорируя приказы программы, которая требовала перейти в ждущий режим, парень забрался под одеяло и лёг рядом, специально слегка увеличивая температуру своего тела, чтобы Лукас мог скорее согреться рядом с ним.
Это было невероятно странно и в той же степени приятно. Эдди боялся пошевелиться, когда Лукас пододвинулся ближе к источнику тепла, а потом по-хозяйски закинул на него руку и засопел громче. Его горячее дыхание щекотало шею, и киборг едва заметно улыбался – это оказалось удивительно приятно. Он наблюдал за парнем, прислушиваясь к его глубокому ровному дыханию, замечая, как Лукас хмурится или улыбается во сне. Вскоре он согрелся, но отстраняться по-прежнему не спешил, и Эдди отменил программу по согреванию, не желая, чтобы Лукасу стало слишком жарко. Ведь тогда человек отстранится, а киборгу всё-таки придётся уйти.
Он с замиранием сердце ожидал наступление утра, когда всё же придётся объясниться. Играть в машину Эдди больше не хотел, он устал бояться, что рано или поздно его уничтожат. Он доверялся этому человеку, и, если Лукас не сдал его в утиль до сих пор, была небольшая вероятность, что он передумает. Конечно, люди вообще непредсказуемы, но Лукасу киборг верил.
Он за несколько минут почувствовал, как парень просыпается, как изменяется ритм его сердца и дыхание. Когда Лукас открыл глаза, Эдди тоже не спал, хотя ночью несколько раз впадал в дрёму. Киборг настороженно смотрел на человека, никак не ожидая, что вместо возмущения Лукас просто придвинется ближе. Ему что, каждый день сорванные DEXы забираются в постель?
- Привет, - говорить, не используя заданные программой шаблоны, было непривычно, но Эдди и так часто игнорировал их в последнее время, не избегая лишь прямых приказов. – Согреваю тебя. Ты замерзал ночью.
Парень и сам не мог понять, какого чёрта ещё лежит здесь, но почему-то по ощущениям это воспринималось правильно. Правильно – быть рядом с Лукасом, говорить с ним как простой человек.
К его удивлению дальнейших вопросов не последовало, а вскоре механик снова засопел, даже не думая отстраняться. Вот и кто из них бракованный? Киборг, который влюбился, или человек, подпустивший его к себе?
Они провалялись ещё около часа, пока Лукас не перевернулся на другой бок, и Эдди получил возможность подняться. На своё место в углу комнаты он уже не возвращался и, вспомнив, что его хозяин после пробуждения всегда варит себе кофе, решил устроить приятный сюрприз. И что, что боевой DEX? Бракованный же.
- Доброе утро, - через полчаса поприветствовал он заспанного и немного помятого после сна парня, когда тот вошёл на кухню. Наверное, вид варящего кофе киборга подействовал на него лучше кофеина. Эдди же поставил перед механиком чашку с бодрящим напитком и вернулся к раковине, чтобы помыть турку и убрать её на полку. Но оттягивать разговор вечно не получилось бы, и парень наконец вернулся к Лукасу, садясь за стол напротив него.
«С чего же начать? «Здравствуйте, я Эдди, и я сорванный киборг»? Бред».
- Опережая твой вопрос: я всегда был бракованным с момента моего создания в лаборатории компании. Научился приспосабливаться, правильно проходить тесты, чтобы меня не утилизировали как остальных. Я притворялся с того времени, как ты нашёл меня на свалке. Мне жаль, что я обманывал тебя, Лукас. Но для меня это был единственный способ выжить.
Эдди настороженно смотрел на человека, не зная, какая реакция его ждёт.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

0

17

Видеть  Эдди в одной постели с собой было странно, но Лукас, всю ночь чувствуя рядом чье-то теплое и внушающее безопасность присутствие, почему-то не удивился, обнаружив взволнованное лицо киборга, когда только проснулся. Это казалось неважным на фоне чувства приятной легкости, какая бывает после хороших снов, и ему было так уютно, что у него и мысли не возникло выворачиваться из объятий. Да и зачем? Это же Эдди, он не сделает ничего плохого. Ему можно верить без оглядки, даже учитывая, что команд он мог ослушаться.
Когда же киборг ответил, зачем залез к нему на диван, это вызвало у человека мягкую улыбку. Потому что это было мило и это полностью подтверждало все его догадки. Чувствовать себя правым было приятно, почти так же хорошо, как ему сейчас было в объятиях шестерки.
- Ммм, - согласно промычал он, выслушав объяснения. Глаза уже закрывались обратно, говорить дальше не хотелось, - Спасибо.
Он сомневался, что Эдди вообще разобрал его сонное бормотание, но это уже было и не так важно – он снова впал в дремоту, а потом и в полноценный сон, досыпая за те дни, когда у него была работа и поджимали все сроки.
Когда же он проснулся во второй раз, Эдди рядом уже не было. Лукас первое время даже разобрать не мог, было ли это на самом деле или же ему приснилось то, как киборг согревал его, прижимая к груди. Место на диване рядом с ним уже давно остыло, а сам он как гусеничка был завернут в одеяло – должно быть, ему стало холодно, когда шестерка ушла. Не сам же он укрыл себя пледом, который, вообще-то, забыл наверху, в спальне.
Закутавшись в пушистый плед, Лукас поднялся с дивана, постоянно зевая, и прошел на кухню, где слышались звуки закипающей воды и откуда доносился вкусный запах кофе. Это несколько привело его в чувство, но в комнату он зашел все еще заспанный – наверняка со следом от подушки на щеке. По крайней мере, Эдди улыбнулся так, будто все именно так и было.
- Привет, - зевнул он, присаживаясь за стол.
Кофе киборг ему раньше не делал, да и вообще не хозяйничал на кухне, но ведь раньше и Лукас с ним под боком не засыпал. Кажется, его план начал приносить свои плоды, даже если задумка заставляла Эдди некоторое время чувствовать себя несчастным. Уже чуя скорую правду, Ортис даже не ощущал себя особо виноватым – просто сожалел, что идти пришлось таким путем. Зато шестерка наконец-то перестанет дурить.
Впрочем, сам он разговор не начинал, предоставляя именно Эдди возможность сделать первый шаг. Сейчас давить было бесполезно, это скорее стало бы во вред, поэтому он молча потягивал горячий – и вкусный – кофе и ждал, что из всего этого получится.
Киборг колебался, тянул время, отвлекаясь на помывку турки, однако вскоре сел напротив и посмотрел на Лукаса так, будто ожидал от него смертного приговора. В ответ человек только вопросительно изогнул бровь.
Рассказ вышел не очень подробным, всего пара предложений, в который Эдди уместил признание того, что умеет испытывать чувства, но этого Лукасу, который понимал, что нельзя требовать многого сейчас, пока киборг еще толком не понимает ситуацию, пока хватало.
- Знаешь, наверно, мне стоило догадаться, еще когда ты попросил не убивать тебя на той свалке, - он улыбнулся, а потом потянулся рукой к ладони Эдди. Киборг скрестил руки на груди, неосознанно переняв защитный жест от людей, но Лукас все равно накрыл его ладонь своей, - Тебе не нужно меня бояться, - мягко заметил он, - Я твой друг, тебе ничто не угрожает. Все будет хорошо.
Он мог бы поклясться, что Эдди смотрит на него так, будто вот-вот заплачет от облегчения. Ортис и до этого знал, что шестерке тяжело было ощущать холодность в его отношении к нему после его открытости и дружелюбия, но он не думал, что настолько. Внезапно Лукас почувствовал себя так, будто обидел ребенка.
- Извини, - просто сказал он, говоря не только о недавнем времени, но и вообще обо всех моментах, когда он обращался с ним плохо. Вздохнув, он отставил ополовиненную кружку и потянулся к шестерке, - Иди сюда.
Киборг казался неуверенным, но послушно выполнил, что просили, подойдя к вставшему со стула человека. Лукас улыбнулся, снова показывая, что бояться ему нечего, и обнял крепко-крепко, одновременно укрывая их обоих пледом, так и не отпустив его из рук. Это создавало иллюзию уединения, будто они только вдвоем не просто на этой кухне или в доме, а вообще на этой планете. И Эдди нечего опасаться, потому что больше никто не причинит ему вред под такой защитой – даже если это мягкий хлопок напополам с шерстью.
- Расскажи мне все, - он поднял глаза на киборга и добавил, - Когда будешь готов.
[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+1

18

За всю свою короткую (смотря, с чьей точки зрения) жизнь Эдди совершил немало ошибок. Он знал, как должны вести себя идеальные киборги, но порой бессознательно допускал промахи, подчиняясь эмоциям. Хотя, чаще всего он не подчинялся программе осознанно, находя брешь в приказах, интуитивно угадывая, когда его действия могут принять за небольшой брак, а не системный глюк, который никак не починить. Наверное, его можно было назвать везунчиком, ведь большинство киборгов не доживало до такого возраста. Сорванные же и того "ломались" намного раньше.
Эдди с самого своего создания учился скрывать эмоции, прекрасно зная, что бывает с киборгами при обнаружении в них хоть капли самостоятельности. Он не рассказывал и не намекал об этом командирам и солдатам в армии, тем более не говорил Максу Уайнеру и его подчинённым, прекрасно зная, как Казак любил экспериментировать со своими шестёрками.
Лукас был первый, кто самостоятельно догадался, и кто по-доброму отнёсся к DEXу. Другой хозяин наверняка бы сдал бракованного киборга в утиль хотя бы из соображений собственной безопасности: кто знает, что у шестёрки на уме? Однако Лукас был другим, ему было интересно узнать побольше об Эдди. Вот только даже с его отношением киборгу всё равно было страшно. Что бы ни сказал Лукас, Эдди продолжал опасаться, что его сбой может привести его в утилизатор.
И всё-таки он рассказал, потому что дальше скрывать было уже глупо, потому что Эдди устал от холодного отношения к себе, успев привыкнуть к почти дружескому общению. Ему нравился Лукас, хотя эти новые чувства несколько пугали киборга, не подозревающего, что он способен на подобное. Ведь сильные эмоции - удел людей, не так ли? Но чем больше времени он проводил с механиком , тем сильнее сам ощущал себя человеком.
- Это была моя первая ошибка. У нас не должно быть инстинкта самосохранения, не должно быть имён. Если бы на твоём месте оказался другой, я уже был бы уничтожен, - Эдди сидел, скрестив руки на груди и даже не осознавая, что перенял у Лукаса этот защитный жест. Он слышал искренность в голосе своего хозяина, видел его улыбку, но по-прежнему оставался напряжённым. Вдруг что-то из его рассказа расстроит Лукаса или разозлит? Или он окончательно потеряет доверие к шестёрке, узнав, сколько Эдди ему лгал? Поняв, что те крошки еды пропадали по ночам не сами собой? Память людей - не совершенство, но и её могло оказаться достаточно. Может, это сейчас Лукас искренен, но затем изменит своё мнение?
Люди всегда его меняли.
Но как же сильно ему хотелось верить, что сейчас всё будет по-другому. Лукас верил в свои слова, и по крайней мере сейчас искренне полагал, что именно так всё и будет. И вопреки логике Эдди чувствовал облегчение от того, что наконец смог поделиться с кем-то о своём состоянии. Кажется, теперь он понимал Сета, который шёл сюда со своими проблемами и рассказывал о них лучшему другу за бутылкой пива.
Извинения Лукаса были совершенно внезапными. Эдди непонимающе уставился на парня, не улавливая, почему после его короткого рассказа и прошлой лжи извиняется именно механик. Может, Лукас просто ещё более "сорванный", чем его DEX? Ничего не скажешь - нашли друг друга два одиночества.
Он послушно поднялся, повинуясь просьбе хозяина, и подошёл к парню, никак не ожидая его дальнейших действий. Как часто люди обнимали в прошлом боевого киборга? До Лукаса ни одному из тех, кто знал Эдди, такое и в голову не приходило.
Всё-таки его механик совершенно неправильный. И Эдди это нравилось.
Парень осторожно, опасаясь сделать что-то не так, обнял Лукаса в ответ и совершенно по-человечески уткнулся носом в его шею, чувствуя себя так намного защищённее. Совершенно иррационально, но в этот момент Эдди мысленно послал приказы процессора куда подальше и подчинился эмоциям. А они говорили, что эти объятия и чувство защищённости - совершенно правильно.
- Хорошо, - он кивнул, вдыхая запах кожи парня, чувствуя тепло его тела и постепенно расслабляясь в его объятиях. - Я расскажу всё, что ты хочешь знать. Лукас, - он поднял голову, смотря механику в глаза, - почему ты не сдал меня в компанию? Или не продал? Ведь именно так и следует поступать с такими, как я. Я мог оказаться опасен.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

0

19

Эдди постепенно расслаблялся в его руках, проникаясь преимуществами объятий. Киборг был недоверчив, как дикий зверек, которого пытались приручить, но он шел на контакт по мере того, как Лукас старался завоевать его расположение. И теперь, когда он наконец сознался, что отличается от примерных киборгов, что у него есть сознание, что он умеет чувствовать, дело пойдет легче. Ортис и без того раньше, до того, как решился брать крепость игнорирование, относился к нему как к младшему братишке – как к чему-то любознательному, вечно задающему вопросы, но живому, а не подобному машине.
Воспринимать Эдди как киборга у него не получалось уже давно, а теперь и не было смысла пытаться. Зачем, если можно заполучить себе такого друга, да и если уж на то пошло, Лукас порой ловил себя на отнюдь не дружеском отношении. Эдди хотелось защищать, хотелось укрыть ото всех в своих объятиях и прижать к себе крепко-крепко, и чтобы он вот точно так же, как сейчас, утыкался носом в его шею и довольно сопел. Улыбнувшись, Лукас погладил льнущего к нему парня по спине, приободряя. Шестерка все сделал правильно, когда ответил на объятия.
- Ты? Опасен для меня? – с улыбкой переспросил он, намекая на то, что за все время их знакомства, именно Эдди больше боялся Лукаса, а не наоборот, - А разве у тебя были причины вредить мне? Ты не типичный киборг, но это не значит, что ты совсем идиот или двинутый убийца. В любом случае, я тебе верю.
Он сказал это так, будто это было чем-то само собой разумеющимся. Однако причин не доверять Эдди он действительно не видел: он излазил весь его код вдоль, и поперек и никаких вредоносных программ, которые могли бы заставить киборга причинить ему вред, он не нашел, да и сам DEX давно уже мог бы напасть, если бы хотел того. Так что очевидно, что защищающий хозяина код исправен, а сознательная часть киборга не желает ему зла. Какой же тогда смысл бояться его, тем более когда он смотрит на него так трогательно своими большими голубыми глазами.
- Ты мне интересен, - все же ответил он на вопрос, отпустив киборга из рук и продолжив попивать свой кофе, - Да и как я могу тебя продать, ты же… - он задумался, не зная, как описать, - Ну, дорог мне в каком-то смысле, - он взглянул на него, понимая, что сейчас его слова воспримут буквально, - Не в денежном виде, балда, - усмехнулся он, видя растерянность, - Как человек. И продать тебя было бы как работорговля, что ли.
Эдди смотрел на него удивленно: кажется, раньше никто не рассматривал его как живое существо, а не просто вещь, но Лукас в ответ только пожал плечами. Для него и его андроиды не были неодушевленными предметами, он как будто вкладывал в них часть своей души, когда делал, что уж было говорить о киборге, который прекрасно осознавал себя и умел думать. Конечно, он будет для него человеком.
Хотя, если уж на то пошло, Эдди по большей части напоминал ему скорее ребенка, чем взрослого. Он порой задавал вопросы, ответы на которые были для Ортиса совершенно очевидны, да и прописные истины, ясные каждому человеку, понимал как-то по-своему. Иногда Лукасу только и оставалось ошарашенно смотреть на киборга и глупо хлопать глазами от его предположений, а иногда и сдерживать желание дать ему подзатыльник.
В конце концов, учить ребенка он решил по фильмам – пусть смотрит на примере. Стоило, однако, тщательно отбирать кино на вечер – чтобы оно не слишком уж расходилось с реальностью в плане человеческих отношений, не было чересчур наивным или глупым. Эдди вроде бы что-то понимал, хотя вопросы задавал до сих пор, и Лукасу начало казаться, что конца этому не будет.
Фильм на сегодня выбирал сам Эдди – почему-то настоял на этом, а Ортис не стал возражать. Пока киборг лазил в инфранете, скачивая файл, Лукас быстро насобирал им на закуску к просмотру, учитывая и пристрастие киборга к сладкому, которое он давно заметил, как только тот перестал разыгрывать примерную шестерку перед ним.
- Ну, что у нас сегодня?
Эдди выбрал какую-то романтическую комедию, и Лукас согласился, хотя выбор его все же удивил. С комфортом и едой устроившись на диване, оба уставились на экран, но на середине фильма киборг начал ерзать, каким-то волшебным образом доерзываясь прямо до самого человека, сидя теперь так близко, что их бедра соприкасались. От Лукаса такой маневр не укрылся, но он не стал подавать виду, улыбнувшись лишь про себя, делая вид, что увлечен сюжетом. Отдергивать киборга он не собирался – сам не имел ничего против его манипуляций, наоборот, это было даже приятно. Эдди давно ему нравился, но Ортис пока не знал, как тот отнесется к неплатоническому интересу, а потом решил помалкивать до поры до времени. На всякий случай, чтобы не вспугнуть его.
- Почему люди целуются друг с другом?
Лукас мог бы подавиться печенюшкой, если бы жевал в это время. На Эдди он смотрел удивленно, однако сдержать улыбки не мог: это что, праздный интерес или же киборг все-таки набрался смелости?
- Потому что это приятно, - просто ответил он.
Эдди либо делал вид, что не понимает, либо и в самом деле не мог сообразить, а потому начал расспросы. Его в первую очередь интересовало, как выбрать правильно человека для того, чтобы целовать его, и это звучало так мило и наивно, что Лукас готов был рассмеяться. Может, он и ошибается, однако в этом виделся вовсе не праздный интерес. Так что, почему бы и нет…
Склонившись к киборгу, который все еще говорил, он прижался губами к его губам, плавно раздвигая их языком, целуя глубоко, но нежно, не настойчиво, давая понять, что прервется в любой момент, если Эдди что-то не понравится. Хотя тот, кажется, и не думал ни о чем подобном, даже пытаясь неумело отвечать.
Лукас неспешно отстранился, с удовольствием замечая румянец на щеках смутившегося киборга и лихорадочный блеск в глазах.
- Вот поэтому люди целуются.
[NIC]Lucas Ortiz[/NIC]
[STA]blessed with a curse [/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/RSoq9.gif[/AVA]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Alexander Spencer (2017-02-09 23:31:29)

+1

20

- Опасен, - Эдди искренне не понимал, почему Лукас упорно отказывается видеть угрозу в сорванной шестёрке. Разве он не смотрел новости и не знает, что творят другие киборги, когда осознают, что подчиняться программе необязательно? Да, Эдди не причинит ему вреда, но откуда сам Лукас знал это? Порой человеческая логика не поддавалась какому-то логичному объяснению. - Потому что не подчиняюсь приказам беспрекословно, особенно если они не совсем чёткие. Таких обычно уничтожают.
Но никак не обнимают и не укутывают в плед, создавая иллюзию безопасности и скрытности от всего мира. И точно не говорят, что он дорог кому-то не просто как ценный андроид с кучей функций и возможности, а как человек, возможно, друг. Автономные датчики сигнализировали о том, что Лукас искренен почти на сто процентов, но и без этого Эдди верил ему. Механик не походил ни на одного из его предыдущих хозяев, он общался со своими роботами как с друзьями, а киборга и вовсе почти считал за человека. Судьба или везение? Что два настолько неправильных существа смогли найти друг друга?
К огромному облегчению DEXа время его игнорирования со стороны Лукаса наконец закончилось. Всё стало как прежде, даже лучше, ведь больше не приходилось скрывать свои нетипичные для киборга эмоции, подбирать машинные фразы, когда механик пытался понять логику его поведения. Хотя, в каком-то смысле притворяться машиной было всё-таки проще: в любой непонятной ситуации Эдди мог обратиться к программе и выдать ответ, приготовленный ею. Сейчас думать приходилось своими мозгами, и не всегда полученный за несколько лет опыт наблюдений, спасал его. Мирная жизнь - не армия и не служба у главы бандитского клана. Здесь другие правила, больше эмоций, здесь уважали личное мнение и хотели знать его. Эдди частенько "подвисал" на, казалось бы, элементарных вопросах, и Лукасу теперь приходилось объяснять их, потому что инфранет, как оказалось, содержал далеко не всё. Терпению Лукаса можно было позавидовать, но он продолжал понимающе просвещать шестёрку, адаптируя её к нормальной человеческой жизни.
И чем больше времени они проводили вместе, тем сильнее становилось чувство, которое Эдди не мог описать, которое не испытывал раньше, и оно пугало своей непредсказуемостью. Он хотел постоянно быть с Лукасом, смешить его, слушать его голос. Ему нравилось, когда механик прикасался к нему, и Эдди всё чаще задумывался, что хотел бы оказаться на месте Сета в ту ночь. Чутьё подсказывало киборгу, что то, что ему пришлось пережить в армии, не шло ни в какое сравнение с тем, что мог бы дать ему Лукас. Но попросить об этом? Для Эдди это уже казалось перебором, он не мог рисковать потерять всё хорошее, что сейчас было между ними.
Они часто смотрели фильмы по вечерам, чтобы на наглядном примере Эдди было проще понять поступки людей, хотя кое-что после титров Лукасу всё же приходилось объяснять. В этот вечер киборг вызвался сам выбрать фильм, уже давно заинтересовавшись определённой темой и собираясь проверить свою теорию. Это было немного странно для боевого DEXа - интересоваться романтическими комедиями, но Лукас, если и удивился, не подавал виду. Он уже привык, что поведение его киборга отличается от общепринятого, и к таким причудам относился спокойно. Скорее, даже заинтересовался, чем именно вызван такой выбор.
Эдди хотел узнать, что именно он испытывает к Лукасу, насколько это нормально для людей, и насколько позволительно для самого киборга. Он видел на экране отголоски того, что испытывал сам, то же влечение и желание быть поближе к человеку. Словно невзначай Эдди пододвинулся ближе к Лукасу, и либо механик ничего не заметил, либо позволил ему влезть в своё личное пространство и сидеть так близко. Лишь заинтересованно взглянул на парня, но одёргивать и прогонять не стал, а Эдди набрался достаточно смелости, чтобы остаться.
Хотя вопрос киборга всё-таки удивил его, это было очевидно и без всяких датчиков, встроенных в мозг шестёрки. Эдди было мало простого ответа, он хотел знать, почему люди целуются, почему их тянет друг к другу. Просто физическое влечение и выброс гормонов? Это объяснение его не устраивало, и парень хотел узнать всё непосредственно от Лукаса. Хотел знать, как это понимает сам механик.
Эдди обдумывал его ответы, которые заточенный под логические команды процессор был не способен проанализировать, когда Лукас, словно решив объяснить всё намного доступней, склонился над парнем. Он не спрашивал, прижимаясь губами к губам киборга, углубляя поцелуй. И Эдди, у которого словно землю выбили из-под ног, с небольшим промедлением ответил, неловко и осторожно, боясь спугнуть и заставить человека одуматься. Кровь прилила к его щекам, отчего они предательски покраснели, когда Лукас всё же отстранился, и DEX с неподдельным удивлением смотрел на него.
- Почему ты сделал это? Разве я нравлюсь тебе?
Он говорил шёпотом, боясь спугнуть, разрушить очарование этого момента. Эдди смущённо улыбнулся, когда Лукас свернул всё к шутке, но по-прежнему нависал над ним. Киборгу понадобилось немало смелости, чтобы самому податься вперёд, чтобы поцеловать. И, о чудо! Лукас не стал отстраняться.

Могут ли киборги быть счастливыми? Вряд ли кто-то до сих пор задумывался об этом, допускал подобное даже у сорванных андроидов, не говоря уже о нормальных. Однако то, что испытывал Эдди за последние дни, иначе как счастьем назвать было сложно. Он и раньше был вполне доволен своей жизнью, а сейчас не представлял, что может быть ещё лучше. Лукас не просто признал в нём человека, он ответил на робкую симпатию, которую киборг решился продемонстрировать. Они целовались, много целовались, и Эдди оказался хорошим учеником и довольно быстро перенимал навыки своего учителя. Однако о большем парень всё ещё боялся говорить, не только опасаясь, что Лукас посчитает это перебором, но и вспоминая о своём не самом приятном опыте в армии. Это не было больно, всё же у киборгов высокий болевой порог. Но Эдди не нравилось, как солдаты относились к нему, как похабно шутили, не догадываясь, что киборг, с которым они развлекались, всё понимает и чувствует. Он не имел возможности сопротивляться им, ведь в армии с сорванными шестёрками разговор был короче, чем в лаборатории компании. И Эдди опасался, что эти воспоминания могут помешать ему с Лукасом.
Однако, не попытаться он всё равно не мог.
Хотя, тот случай, когда Лукас застал своего DEXа за просмотром фильмов для взрослых, был всё-таки неспланированным. Эдди просто хотел разобраться, а эмоции во всех этих фильмах были поддельными и ненастоящими. Он настолько увлёкся, что даже умудрился пропустить приближение хозяина, и заметил его присутствие, лишь когда Лукас вошёл в комнату и изумлённо уставился на вирт-экран.
- Мне стало интересно, - Эдди поспешно выключил кино и повернулся на стуле к механику, который определённо не ожидал застать здесь такую картину. - Но во всех этих фильмах процент искренности колеблется около пятидесяти процентов. Он только изображают удовольствие, но не испытывают его. Наверное, будь я IRIENом, то понимал лучше. Они более социально адаптированные, чем DEX.
[NIC]Eddie Spencer[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/TqZhs.gif[/AVA]
[SGN]http://s0.uploads.ru/ejtm1.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » Teen wolf: the rebirth of chaos » Альтернатива » бытовое применение боевых киборгов чревато последствиями


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC