Эрика:Как с такими клыками у Пети вообще челюсть закрывалась? Петя: Ты лучше спроси, как с такими клыками витя мне самую ценную часть тела доверил хд
(с) Эрика и Питер в кругу диссидентов
Пока Джей набирала номер и разговаривала с Гидеоном, куко скинула суку с плеча и уселась на нее
(с) Jean Devereaux
Mama Reyes
John Stilinski
Brian Robinson
Morgan Hayes
Beatrice-11
Chris-10
Dean-6
Sophie-6
Mephisto
Cole
Francheska
Theo
how i met your... uncle?
Teen wolf: the rebirth of chaos
Рейтинг: NC-21;
Система игры: эпизодическая;
Место действия: город Бейкон Хиллс, Калифорния, США;
Время действия: январь 2013 года.
STILES

Всемогущий Боженька, правообладатель статуса «самый добрый админ», а также главный покупатель магазина канцтоваров в БХ. Из себя выходит редко, но если уж выходит – то потом хрен вернёшь. В лихие 90-е закопал труп канона на заднем дворе и забыл где.

♦ JUDY

Серый кардинал Чаоса, овладевший мастерством вечного кармического спокойствия, в свободное время исполняет обязанности няни Боженьки. По всем вопросам оформления и за волшебными пи#дюлями стучитесь к ней.

♦ PETER

Трехтысячиметровый баловень судьбы и мастер жопок, любит бегать голым по лесу и во всеуслышание заявлять, что он «АЛЬФА», основная обязанность на форуме – учёт душ. Будьте осторожны и проверьте свою анкету несколько раз перед отправкой, ибо кусается больно.

♦ FRANKIE

Доктор Косякьер Всея Чаоса, крёстная мать клана сицилийских йобушков, гроза семи морей и одного холодильника, по совместительству правая рука мастера жопок не для в с я к о г о. Любит безнаказанно плевать в карму и рассылать стикер перчика. Специалист по связям с общественностью.

♦ BEATRICE

Хотели познакомиться с Бэтменом и Сантой в одном лице? Будьте любезны, любите и жалуйте – вот он, супергерой всея Чаоса, креативщик без страха и упрёка, маленький дружелюбный альтруист, готовый отГМить ваш эпизод во все поля, а после задарить вас ништяками.


VICTOR

Всем папам папа, укротитель мастера жопок и главный распространитель веры Чаоса в народные массы. Есть два режима: добрый доктор/злой доктор. Второй режим активируется редко, но метко, в основном из-за глупых вопросов. Возникли дельные идеи по поводу пиароблудства? Вам к нему.

♦ ISAAC

Мастер-золотые-ручки-из-нужного-места, даст фору любому интеллигенту, а по шкале серьёзности практически достиг максимального уровня. Предпочитает не участвовать в массовых безумствах, но падок на креативные проекты. За красивыми комплектами обращайтесь к нему.

Teen wolf: the rebirth of chaos

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen wolf: the rebirth of chaos » Флешбеки и флешфорварды » I wanna do bad things with you


I wanna do bad things with you

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sh.uploads.ru/H8RsN.png
♫ Jace Everett – Bad Things


{ I wanna do bad things with you }


Время
15/10/12

Место
чей-то дом

Персонажи
Эрика "Мама-Альфа" Рейес, Джеймс "Педомиша" Хоук, Дин "Аллах Бабах" Моррисон

Очередность постов
Эрика, Дин, Джеймс

Описание
__________________________________

Ничто не предвещало беды. Ни вечеринка, ни бесконечные алкогольные возлияния, ни отсутствие какого бы то ни было контроля пришедих на входе. Дин и Джеймс пришли за отдыхом - или забвением, каждому своё, - и вряд ли ожидали подвоха.
Вот только беда в лице Эрики сама их нашла.

Отредактировано Dean Morrison (2016-10-29 22:27:34)

+2

2

Harden yourself, Liv. You're a monster. Act like one.

Всё шло куда-то не туда. Сколько бы волчица ни пыталась, у неё так и не получалось доказать свою значимость, а единственный момент, когда она почувствовала себя по-настоящему важной и желанной, был испорчен. И хотя, казалось бы, вновь появившаяся в жизни школа и новые знакомства должны были сгладить острые углы, в душе Эрика до сих пор ощущала пустоту и испытывала жуткую обиду на весь мир за себя.
Той глупой мести так и не суждено было свершиться, и подавленная, но не разуверившаяся в своих целях волчица обозлилась еще сильнее. Упрямство вело её вперёд, и Эрика постаралась придумать действительно годный план, который мог бы доказать всем, что она сильная и что с ней надо считаться.
Ей казалось, что у неё получилось.
К счастью ли, к сожалению, но благодаря новым знакомством и папочинкой базе данных Рейес разродилась очередной гениальной идеей, и уж теперь то ей точно ничто не должно было помешать – особенно её чувства. 

А ещё, конечно же, ей хотелось развлечься и поднять самооценку. Эрика знала, что сегодня в доме одного студента колледжа проводится вечеринка. Несмотря на то, что в иерархии образовательной системы школьница ещё не достигла нужного статуса, она прекрасно знала, что в этом мире нет дверей, которые бы охранял мужчина и которые бы оказались ей недоступны. Во всяком случае, ей хотелось в это верить.

В доме было многолюдно. Приглушенный свет, обилие лавовых ламп, электронная музыка и пары алкоголя, наполнявшие воздух, делали место сказочным, ненастоящим, словно убеждая всех, что всё здесь происходящее – это на самом деле ложь, другая реальность, которая никогда не будет иметь ничего общего с земным миром. И это ощущение нереальности происходящего будоражило воображение.
Чуткий слух Эрики улавливал разговоры людей, находившихся вокруг неё. Преимущественно там не было ничего содержательного, но обстановку следовало изучить.
- Кэти, ты только посмотри на это! Чудо! Он разговаривает!
- Чудо – это когда он молчит!
- Детка, ты уверена, что не хочешь познакомиться поближе?
- Дэн, всё просто: подходишь и знакомишься. Ну, как мы с тобой…
- Я вчера завалила коллоквиум по психологии... Ну и что, что майнор, родители убьют меня, если узнают, что я здесь!
- А кто это у нас тут?
Последняя фраза прозвучала почти над самым ухом волчицы. Улыбнувшись своей фирменной многообещающей улыбкой, Эрика обернулась и внимательно посмотрела в лицо человеку, задавшему вопрос. Тот оказался старым знакомым – студентом колледжа, который буквально пару лет назад выпустился из школы Бейкон Хиллс. То есть, разумеется, это для Эрики он был знакомым, а вот о её существовании он, скорее всего, раньше не догадывался.
- Поверь мне, ты не хочешь этого знать, - полукокетливо-полувсерьез ответила волчица. Впрочем, разговор – точнее, монолог, - всё равно состоялся, и пока парень из колледжа доказывал ей, что, в общем-то, не так важно, кто она, больше важно то, что они вместе могли бы делать, девушка внимательно изучала окружающих на предмет того самого лица, которое ей так хотелось увидеть, слушая своего временного спутника краем уха.

Бинго.

Учитель школы Бейкон Хиллс, обладатель выдающегося носа и просто очаровательный молодой человеком, который был интригующе отмечен в файлах мистера Рейеса как «внимание! следить», стоял около стола с высокоградусными напитками и, вероятно, пытался найти в них своё счастье.
Обернувшись к новому-старому знакомому, волчица сообщила, что компания, конечно, была приятная, но ей пора. Взращённый в культуре, в которой женское «нет» означало «да, только будь настойчивее», парень попытался перейти к более активным действиям.
Не позволив к себе прикоснуться, Эрика резким движением правой руки прижала парня к стене и приподняла свой подбородок, чтобы её губы оказались на уровне его уха. Левая рука скользнула вниз. Выпустив когти, волчица крепко прижала их к паху. В глазах ее сверкнул бледно-синий огонь.
- Я предупреждала, - с чувством прошептала девушка, впиваясь когтями в дешевую джинсу. Услышав всхлип, она убрала руки и отошла от парня. Более никакого интереса тот из себя не представлял. 

Уверенным шагом Эрика подошла к Дину Моррисону. Наверное, он не ожидал её здесь увидеть – вечеринка то была только для студентов колледжа и тех, кто немного постарше. Но кто, будучи в здравом уме и посмотрев на Эрику, сказал бы, что она всё ещё школьница, которой нет даже восемнадцати лет? Опыт местных «секьюрити» показал, что таких людей немного.
- Здравствуйте, мистер Моррисон, - волчица улыбнулась, взяла один из бокалов, от которого исходил наименее резкий запах, и облокотилась о стену. Она понимала, что ведет себя очень нагло, и что, по-хорошему, учителю бы стоило указать ей на дверь, или, того хуже, сообщить директору их школы о неподобающем поведении ученицы. Впрочем, Рейес помнила и о том, что сам Моррисон тоже вызывал вопросы в определенных кругах – хотя бы даже и у страховщиков. А значит, он сам не такой святой, каким пытался бы себя показать в такой ситуации обычный учитель.
- Решили эмпирическим путем изучить, как алкоголь влияет на частоту сокращения сердечной мышцы? – девушка подняла к губам бокал и сделала один большой глоток. Спустя мгновение горло приятно обожгло теплом джина.
Что же, теперь она будет знать, каково это на вкус.
"А вблизи он намного... интереснее"
Думала Эрика, конечно же, не о джине.

+2

3

Напиться, накуриться и затащить в постель в меру симпатичную и глупую деваху. План простой, проверенный десятками или даже сотнями подобных вечеров. Дин, ненавидящий одиночество ровно настолько, чтобы исправно платить за это жутким похмельем и, порой, утром даже не в своей постели (а иногда и риском быть пристреленным ревнивым мужем), даже не старался особо. Он пришел на вечеринку минут десять назад, ужом ускользнул от одной из своих многочисленных "экс", покурил у балкона, а потом вернулся в обширную гостиную,  напоминавшую больше банку с желейными червячками под высоким напряжением - куча извивающихся тел разного цвета и калибра, музыка, вспышки светильников и общая атмосфера грядущего разврата и разъеба.

Дин ничего себе такого не делал, когда на его локте вдруг повисла смутно знакомая девица.
- Привет, дорогой, - хуже начала для разговора она и придумать не могла. "Дорогой", извернувшись всем телом, вернул себе свободу и даже отошел на пару шагов (которые все равно ничего не дали, так как смутно знакомая мадам отставать не собиралась). Моррисон не впервые оказывался в такой ситуации и знал, по какому пути может пойти ее развитие. Либо он будет до конца вечера изображать, что узнал ее и вспомнил, однако тогда шанс на знакомство с кем-то поновее и посвежее отпадает сам собой. Либо ему придется ошеломить противника (алебардой по башке, ага) и скрыться в тумане кальянного, отвратительно пахнущего дыма. Еще есть вариант, при котором Дин ведет себя непривычно честно, сознается девахе, что в упор не помнит ни ее имени, ни совместно проведенного времени и... и тогда он весь вечер будет ходить с клеймом мудака - следом от пощечины. Один на один, шансы прикинуты и Моррисон выбирает идеальную золотую серединку.

Игнорируя какой-то там вопрос, Моррисон упирается рукой в стенку и нависает во все свои 185 над девушкой. Сделав глоток из стакана (он даже и не помнил, что пил), биолог-подрывник мило улыбается и интересуется:
- А ты знаешь, почему нельзя дарить девочкам фломастеры? - ответом ему служит недоуменный взгляд. Дин улыбается снисходительно, как отстающему ученику, и продолжает. - Потому, что они вырастают и рисуют себе ими брови! - с этими словами он макнул палец в стакан с выпивкой и... потер им брови этой девахи. Реакция не заставила себя ждать.  Нежное создание с ревом раненого быка выбило стакан из руки Моррисона и умчалось куда-то (может быть, рисовать новые брови или кто знает). Дин, отсмеявшись, побрел на поиски новой дозы алкоголя.

Откуда взялась она, Моррисону было предположить трудно. Он специально выбирал такие вечеринки в Бейкон Хиллс, чтобы появление его учениц было сведено на них практически к минимуму. Однако, иногда случалось вот такое "мистер Моррисон" и обычно Дин смывался, даже не ответив. Но сейчас... взгляд Моррисона задержался сначала на декольте девушки и только потом с трудом вскарабкался до ее лица. Дин помнил ее, но вот имя и фамилия девушки напрочь выпали из шокированной памяти.

- Привет, - протягивает он, слегка нервно улыбаясь. Мозг-то понимает, что это вот все - его ученица. Но остальные части тела рвутся в конфликт с мозгом настаивая на аргументном "ну и что?". Дин делает глоток, дабы выиграть пару секунд. Опять непонятно, что он пьет, и Моррисон не чувствует никакого вкуса, кроме привычного жжения крепкого напитка. - Всегда предпочитают практику теории. А ты, что здесь делаешь... - память послушно выдает имя. - Эрика?

+3

4

Алкоголь убивает клетки мозга, но не все, а только те, которые отказываются пить (c) bash

     Времена, когда он мог опьянеть до состояния смещения центра тяжести в область несуществующих до поры рогов, прошли, собственно, с потерей человеческой природы. Было бы лукавством и излишней скромностью признание даже самому себе, что он и не пытался: еще как пытался, учитывая несколько лет жизни на вулкане по имени Ив. И это не считая десятилетия нежной дружбы с Тони, которая в возлияниях неоднократно затыкала за пояс дурачков, планирующих таким образом залезть к его любимой, - исключительно платонически любимой, -  ведьмочке в трусы. Хоуков организм настойчиво и подло не давал своему хозяину опьянеть больше, чем до приятной лёгкости в членах и в состоянии этом пребывал от силы пару часов. Хоук никогда не забывался, но и от похмелья никогда не страдал, и это, по скромному хоукову мнению, было редким плюсом скоростного волчьего метаболизма.
… однако это никоим образом не значило, что Хоук время от времени не упускал возможности вдохнуть паров Вакха в своих скромных попытках забыться. Со временем он таки выяснил, что на него и немногих знакомых ему оборотней больший эффект имел абсент. Джею не виделись зелёные черти, он не буянил и очень редко искал приключений; абсент действовал на него скорее как седативное, притупляющее чувства вещество. Выходил этот алкоголь и вовсе подобно джентльмену: деликатно и без лишних прощаний. Джейме просто просыпался наутро трезвый как стёклышко, в исключительных случаях – с провалами в памяти. Последнее случалось лишь тогда, когда превышенная норма таки приводила его к поиску приключений на пятую точку.
… времена, когда Хоук мог порядочно накидаться, конечно же, давно прошли. Однако единственной отчаянной мыслью тогда и сейчас была та, что приносила ему кучу неприятностей, венчать которую до конца его дней будет та злополучная встреча с Ив Уолтерс.
     Это была мысль «Я не хочу ехать домой в одиночестве».
     Жизнь этого дурака не учила ничему.

… возмущённая и расстроенная девица, Джею незнакомая, яростно отталкивает его, отдавливает большой палец на ноге, и, проворчав что-то вроде «с дороги, кретин», чешет прямо к ванной комнате, которую Хоук освободил несколько мгновений назад. Мокрый и взъерошенный после пятиминутного интенсивного умывания, - абсент, как всегда действовал не хуже любого успокоительного, - мужчина на пару секунд зависает, пытаясь вспомнить, чем же он успел насолить этой особе. Затем немного дебело встряхивает головой, расслабленно пожимает плечами и приходит к тому, что даже если в чём-то и виноват – то это уже неважно: обиженка быстро скрывается из виду, оставив о себе лишь боль в придавленной хоуковой ноге, да сладковатый и неприятный волчьему обонянию флёр от пошловатых духов.
     - Бывают же такие… - взглядом буравивший дверь ванной комнаты, Хоук даже не постарался посмотреть, куда идёт. Окружающее пространство решает, что отсутствие глаз на хоуковом затылке – удачная возможность устроить конфуз с участием оборотня с притупленными инстинктами. Барную стойку он таки обманывает, непонятным везением сделав шаг в сторону; но вот стоящую подле неё девушку едва не сбивает с ног, отделываясь мягким толчком спиной о спину. Губы сами собой расплываются в извиняющейся улыбке, когда Джей оборачивается к пострадавшей, -  Прошу про… О. Вот уж приятная встреча.
     Улыбка сменяется на насмешливую, когда мужчина узнаёт смотрящие на него с укоризной ореховые глаза.
… и тут же беспардонно обвивает рукой талию недавней знакомой, даже не переживая о том, что может получить по морде: за наглость, и, в довесок, за внезапно нарушенное личное пространство. Хотя, даже если и получит – не велика беда, внимание подобных женщин, ещё и волчиц к тому же, всегда стоит парочки ссадин с синяками вперемежку. «Встреча действительно приятная, чего уж там. Да это же очаровательный волчонок, эффектно продинамивший меня в «Кэтти» с пару дней назад! Сказал же, никуда ты от меня не денешься, прекрасное создание». Собственно, действительно далеко бы не ушла, Бейкон Хиллс – городок маленький, а волк волка… Кхм, простите, волчицу волк всегда найдёт, что говорится, было бы желание. А его у Хоука были вагон и маленькая тележка, - Я как в воду глядел, когда говорил, что нас не иначе как сама судьба свела, Волчонок.
… а вот то, что Волчонка его уже ангажировали, Джеймс заметил не сразу. О том, что дискомфорта общение с неким субъектом Эрике совсем не приносило Хоук догадался практически сразу: его маленькая волчица была расслабленна, и если напряглась - то только что,  из-за внезапного, и, как хотелось казаться Джею, его эффектного появления. Не то чтоб за недолгое знакомство он успел увидеть эту блондиночку другой…
    - Твой друг, милая Эрика?
    «Пожалуйста, скажи, чтоб он катился к чертям. Второй раз возможности поближе узнать тебя, Волчонок, я упускать не хочу».
… всё-таки как-то быстро он забыл пять лет жизни с такой же волчицей, блондинкой к тому же, сказа бы Антония. Абсент притупил не только чувства, но и отбил желание рефлексировать о прошлом, когда в голове в очередной раз стала хозяйкой мысль «Я не хочу ехать домой в одиночестве».
   Жизнь определённо этого дурака ничему не учила.

+2

5

В системе ценностей Эрики каждый человек имел свою персональную копилку, в которую складывались хорошие дела и из которой вычиталось за дела плохие. Оценка направленности дела была максимально субъективной и зависела от бесконечного количества факторов, одним из которых, конечно же, была сама Рейес. Теоретически можно было бы предположить, что потом Эрика относилась к окружающим в соответствии с их накопленными балами… К сожалению, – или к счастью? - это далеко не всегда соответствовало реальности в силу множества причин (не последней из которых был скачущий гормональный фон), а потому особо большого веса не имело.
Но, разумеется, это не останавливало девушку от того, чтобы эти баллы для каждого копить. Так, например, только что Дин - то есть, конечно же, мистер Моррисон, - получил несколько дополнительных баллов за то, что не стал выяснять происхождение жидкости в бокале Эрики, да и в принципе не возмущался наличием несовершеннолетней школьницы на вечеринке серьезных взрослых ребят. Во всяком случае, пока.

- Знакомлюсь с людьми, конечно же! – широко улыбнулась Эрика, - сейчас вот с вами познакомлюсь, а потом…
Хоть Рейес и жаждала поделиться своим планами ознакомления с аудиторией вечеринки, договорить девушке не удалось: хвалёные животные инстинкты не позволили волчице среагировать вовремя, – был ли тому виной алкоголь? – из-за чего к её спине кто-то прислонился, не то в поисках опоры, не то просто по неосторожности. Ну, спасибо, что Эрика сдержалась и не ойкнула – это точно убило бы весь образ.
На лице волчицы появилось выражение неописуемого удивления, сама же девушка обернулась, силясь сообразить, предстоит ли ей что-то предпринимать с неизвестным-телом-с-неопределёнными-намерениями.
Тело при ближайшем рассмотрении оказалось вполне себе знакомым, а намерения его – не то чтобы прозрачными, но тоже достаточно понятными. Буквально несколько дней назад Эрика, наслаждаясь своей возможностью заходить туда, куда школьников обычно не пускают, попала в бар «Кэтти», где познакомилась с очаровательным оборотнем с большими планами, работающим барменом и наливающим существам без лишних вопросов о демонстрации ID. Планы эти, выраженные проникновенной игрой на гитаре и многообещающими взглядам, то и дело обращенными на девушку, потешили самолюбие Рейес, но каким-либо образом помогать этим намерениям в реализации волчица не собиралась – пока что отношения со всеми мужчинами, появлявшимися на ее горизонте, ни к чему хорошему не приводили, потому и пыл свой вне студенческих вечеринок и собственных коварных планов Эрика решила поумерить, а потому не стала дожидаться в тот чудесный день окончания песни и отчалила, элегантно махнув хвостом.
Но на вечеринках можно.

От прикосновения чужой руки по телу пробежались мурашки, но более своего удивления волчица не выразила: вызывающий жест не заставил её среагировать так, как, возможно, ожидал Джеймс.
- Судьба… Или потрясающие воображение размеры этого чудесного городка, - на губах заиграла очередная озорная улыбка. Впрочем, следующая фраза старого-нового знакомого немного поумерила игривость девушки.
Разница между Джеймсом и Моррисоном заключалась в том, что первый не имел ни малейшего представления о возрасте Эрики, второй же мог не только его назвать, но еще и озвучить оценку, полученную за последний тест. Рейес очень хотелось надеяться на то, что мужчины так и останутся каждый при своём: один в незнании, другой – с пониманием того, что сейчас он не учитель, и ему не надо никому ничего втолковывать.
Правда, сама волчица не могла себе объяснить, почему ей так не хотелось делиться своим маленьким секретом с оборотнем. С одной стороны, это бы решило проблему, устранило свидетеля и помогло бы дальше приводить свой коварный и гениальный план в действие. С другой стороны...
Нет, это было совершенно необъяснимо.
- Друг? Можно и так сказать, - улыбка теперь была обращена к Моррисону, а взгляд девичьих глаз был многословнее «Войны и Мира», - Джеймс, это Дин Моррисон. Дин Моррисон… - Эрика выразительно подчеркнула имя своего учителя, пытаясь показать, что ситуация неожиданным даже для неё образом изменилась, - это Джеймс. И почему бы нам не выпить ещё? – девушка и сама не заметила, как опустел её стакан во время всех этих встреч-знакомств. Она не могла сказать, что с её мозгом произошло что-то эдакое, но голова определенно полегчала.

+1

6

Дин как раз прикидывал, на каком уровне от плинтуса располагается его моральная планка - позволяет ли она пуститься во флирт с собственной ученицей или все-таки нет? Может стоить состроить рожу кирпичом и вспомнить, что его святая обязанность нести разумное-доброе-вечное в умы молодежи? Хотя... Он сейчас не в классе и отчитывать Эрику за ее поведение не собирается. Моррисону не платят сверхурочные, так какого ж хрена?

Моррисон не так уж стар, он еще помнит, как сладок запретный плод и как хочется туда, куда нельзя. Он прекрасно понимает, что это все - даже флирт собственным преподавателем биологии - очень важно для юного создания. Разве может Дин просто взять и разбить "взрослую" мечту Эрики и повести себя как скучный подлец-моралфаг? Ни язык (сделать замечание), ни рука (отнять стакан с бухлишком) не поднимаются. Все с точностью до наоборот - Дин позволяет втянуть себя в ее игру и даже сделать собственный ход. Пока он, задвигая какую чушь, поправляет светлый девичий локон, из-за спины мисс Рейес выплывает кто-то. Смутно знакомый - явно сталкивались раньше на узких бейконхиллсовских улочках, но ни имени, ни звания, ни регалий Моррисон припомнить не может.

Выгнув бровку, Дин следит, как незнакомец распускает руки и едва сдерживается, чтобы не рассказать ему, какая статья светит за подобные прикосновения. У Моррисона вообще слегка покалывает внутри - как так то? Он тут стоит, беседует с мадам, а этот халамидник подкатывает свои шары и без церемоний заигрывает с его, Дина, собеседницей (подробности отпустим). Моррисон уже готов сказать что-то, что обличит возраст мисс Рейес, но Эрика делает ход конем и недвусмысленно дает понять, что не хочет, чтобы этот тип с бородой под чокнутого мушкетера знал, сколько ей лет.

- Действительно, а от чего не выпить за знакомство, - цедит сквозь улыбку "друг" Эрики. Решив показать, кто тут джентльмен, он протягивает Эрике новый стакан, канонично красный. - Кажется, ты это пила? - улыбка Моррисона из вынужденно-вежливой становится чертовски обаятельной. Даром что худой и носатый - умеет, чертяка, быть привлекательным. Джеймсу (имя ни о чем не говорит, но подозрения остаются) Моррисон ничего из выпивки не предлагает. Пусть сам берет, коли захочется. У Дина все еще есть что пить, и он собирается придерживаться этого направления весь вечер, не сворачивая. А то последствия на утро будут ой-ой-ой какие, уж Моррисон то знает. - Ну, будем! - чокаться пластиковой тарой - занятие так себе. Нет того торжественного звона бокалов, который сопровождает любой тост. Но выбирать не приходится - главное, что на халяву. А на нее, как говорится, и уксус сладкий.

- Итак, Джеймс, - выпивка выпивкой, а светские беседы никто не отменял. Тем более честная компания находится в стороне от вопящей истерично музыки. - Ты типа местный? Чем занимаешься в городе? - спрашивает Дин первое, что приходит в голову. Под ответ Джеймса, бывший экстремист делает еще несколько глотков прежде, чем обнаружить, что стакан-таки пустой. Тогда Моррисон берет новую порцию (все ж помним, халява!) и все продолжается.

+3

7

Puscifer – Conditions Of My Parole
   Когда Эрика представила Хоуку человека напротив, мужчина постарался как можно непосредственней протянуть Дину ладонь в качестве приветствия. Рукопожатие оказалось достаточно уверенным, но не жестким, как если бы парень имел на его волчонка какие-то планы; во всяком случае, Джею очень хотелось в это верить, ведь вечер хотелось провести как можно непринуждённей, без попыток доказать Эрике, что он более достоин её... Компании.
   Не ушло от его внимания так же некоторое напряжение: эти двое будто знали что-то, чего не было известно их новому знакомому. Как бы не вылилось это знакомство во что нехорошее, мелькнуло на задворках сознания, но эта мысль исчезла так же быстро, как и появилась; к тому же, в немного затуманенном разуме роилось немало иных, куда более приятных мыслей. Например, какая приятная тут атмосфера, или как приятна ему компания девушки… Пусть разбавленная наличием мистера Моррисона. С легкой завистью, - а, может, и ревностью, - Джей подумал, что мужчина знает Эрику куда дольше, чем он сам. Выпивка в этот момент показалась весьма удачной идеей, - иначе эта мысль бы развилась в весьма неприятном для хоука направлении, - на что Джей среагировал весьма оперативно:
   - Да. Выпить. Мне – определённо, - и пока он взглядом искал что-нибудь горячительное, Дин уже успел угостить Эрику. «Резвый чёрт», ревниво отмечает Джеймс, но в этот момент на глаза попадается ящик с пивом. Когда одна из бутылок перекочёвывает в ладонь Хоука, Моррисон решает поддержать беседу.
   - Местный, как же. Родился тут, - Хоук отпивает немного пива, отметив, что на вкус оно не такое ужасное, как изначально ему показалось, - В «Кэтти» работаю. Бар в паре кварталов отсюда, - о том, что он этим самым баром владеет, мужчина пока предпочёл умолчать. Джей делает ещё один глоток и  делает шаг к Эрике, - Кстати, именно там мы и познакомились с ней вот, - Джеймс кивает головой в сторону девушки. Затем переводит взгляд обратно на Дина, - Дин, да? У тебя знакомое лицо. Где мы могли раньше видеться?
   Дин был обычным человеком. Как и бОльшая часть Бейкон Хиллс, отчего парень терял в глазах Джея всю приметность; это немного напрягало: Хоук просто не знал, чего можно было ожидать от нового знакомого. Небольшой размер городка не гарантировал знакомства между собой всех его жителей; даже Джей, будучи владельцем весьма популярного питейного заведения, не мог с уверенностью сказать, что помнит на лицо каждого из посетителей. Это, конечно, не касалось оборотней: «свои» порой доставляли Джею куда больше проблем, чем рядовые обыватели, отчего знать баламута в лицо было скорее необходимостью.
   … а иногда «свои» были такими, как Эрика. После Ив у него были отношения с девушками-оборотнями, но ни одна из них не оставила такого яркого первого впечатления, как Эрика. Хоук качает головой, в очередной раз отметив, как непринуждённо размышления о новом знакомом перетекли в мысли о женщинах, бывших и потенциальных.
   «Было бы куда проще, будь этот самый Дин Моррисон бабой».

+1


Вы здесь » Teen wolf: the rebirth of chaos » Флешбеки и флешфорварды » I wanna do bad things with you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC