Эрика:Как с такими клыками у Пети вообще челюсть закрывалась? Петя: Ты лучше спроси, как с такими клыками витя мне самую ценную часть тела доверил хд
(с) Эрика и Питер в кругу диссидентов
Пока Джей набирала номер и разговаривала с Гидеоном, куко скинула суку с плеча и уселась на нее
(с) Jean Devereaux
Mama Reyes
John Stilinski
Brian Robinson
Morgan Hayes
Beatrice-11
Chris-10
Dean-6
Sophie-6
Mephisto
Cole
Francheska
Theo
how i met your... uncle?
Teen wolf: the rebirth of chaos
Рейтинг: NC-21;
Система игры: эпизодическая;
Место действия: город Бейкон Хиллс, Калифорния, США;
Время действия: январь 2013 года.
STILES

Всемогущий Боженька, правообладатель статуса «самый добрый админ», а также главный покупатель магазина канцтоваров в БХ. Из себя выходит редко, но если уж выходит – то потом хрен вернёшь. В лихие 90-е закопал труп канона на заднем дворе и забыл где.

♦ JUDY

Серый кардинал Чаоса, овладевший мастерством вечного кармического спокойствия, в свободное время исполняет обязанности няни Боженьки. По всем вопросам оформления и за волшебными пи#дюлями стучитесь к ней.

♦ PETER

Трехтысячиметровый баловень судьбы и мастер жопок, любит бегать голым по лесу и во всеуслышание заявлять, что он «АЛЬФА», основная обязанность на форуме – учёт душ. Будьте осторожны и проверьте свою анкету несколько раз перед отправкой, ибо кусается больно.

♦ FRANKIE

Доктор Косякьер Всея Чаоса, крёстная мать клана сицилийских йобушков, гроза семи морей и одного холодильника, по совместительству правая рука мастера жопок не для в с я к о г о. Любит безнаказанно плевать в карму и рассылать стикер перчика. Специалист по связям с общественностью.

♦ BEATRICE

Хотели познакомиться с Бэтменом и Сантой в одном лице? Будьте любезны, любите и жалуйте – вот он, супергерой всея Чаоса, креативщик без страха и упрёка, маленький дружелюбный альтруист, готовый отГМить ваш эпизод во все поля, а после задарить вас ништяками.


VICTOR

Всем папам папа, укротитель мастера жопок и главный распространитель веры Чаоса в народные массы. Есть два режима: добрый доктор/злой доктор. Второй режим активируется редко, но метко, в основном из-за глупых вопросов. Возникли дельные идеи по поводу пиароблудства? Вам к нему.

♦ ISAAC

Мастер-золотые-ручки-из-нужного-места, даст фору любому интеллигенту, а по шкале серьёзности практически достиг максимального уровня. Предпочитает не участвовать в массовых безумствах, но падок на креативные проекты. За красивыми комплектами обращайтесь к нему.

Teen wolf: the rebirth of chaos

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen wolf: the rebirth of chaos » Флешбеки и флешфорварды » will it make you upset having no son anymore?


will it make you upset having no son anymore?

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://66.media.tumblr.com/fd15f80f78a53cc129edd2e28bbf7598/tumblr_nmtnm4sQgM1sr6d2do1_500.gif
♫ Beastie Boys – Sabotage


{ will it make you upset having no son anymore? }


Время
28.09.2012

Место
дом Виктора Мерсера

Персонажи
Scott McCall, Elias Mercer, Stiles Stilinski, Victor Mercer, Peter Hale

Очередность постов
Элиас, Скотт, Стайлз, Петя, Витя

Описание
__________________________________

Наконец-то, счастливое воссоединение случилось, все ссоры были разрешены, а недомолвки улажены. И все же немного странно было иметь ребенка, пусть родным он и не был, всего лишь пасынок. Еще более странным это стало, когда Элиас привел домой своих одноклассников. И одновременно к трем подросткам в доме, двое из которых способствовали его смерти, он готов не был.

+3

2

Школа в Бэйкон Хиллс была совсем не тем, к чему привык Элиас.

Слишком маленькая, слишком тихая.

Здесь даже обед в столовой не напоминал торжество дикой природы во всей её красе, как было в прежней школе Мерсера ... никаких тебе пищевых звеньев, деления на хищников и жертв, мажоров и лузеров, во всяком случае, заметного с первого взгляда.

Он чувствует себя чужим.

"Тебе нужно сменить обстановку. "

Так сказал отец через пару недель после похорон Ханны, и, Эл в общем-то был не против.
Но это совсем не помешало ему демонстративно разобидеться в лучших подростковых традициях на Мерсера-старшего на весь остаток вечера и не менее демонстративно уйти гулять с друзьями.
Напоследок, как сказал он отцу. Раз уж потом мы уедем в эту дыру.
Серьёзно, он там почти как Бэлла Свон в Форксе. Или Форбсе? Неважно.

  Там даже лес рядом есть. Ещё заблудиться не хватало.
  Он ведь горожанин до мозга костей. А на свежем воздухе у него развивается аллергия на этот самый воздух и резко обостряется топографический кретинизм.
Вот оставьте Эла на краю леса, и он умудрится там заблудиться. И будет годами ходить в лесной чаще, поедая грибников. Вместе с грибами и корзинами.
Так что, лучше даже не пробуйте. Пожалуйста.

После ставшего родным Огдена Бэйкон Хиллс казался Элиасу слишком тихим. Чужим. Пустым. Даже несмотря на то, что он проводил здесь каждые вторые выходные. Он слишком привык к большому городу. Ему здорово недоставало вечного гула машин за окнами и лая Расти, здоровенного соседского ньюфаундленда, принадлежавшего миссис Уоррен. Расти милостливо позволял Элиасу себя тискать и чесать за ухом, и приносил брошенное ему фрисби с нарочито скучающим видом, дескать, смотри, приятель,  я делаю тебе большуууушее одолжение, бегая за этой штуковиной. А теперь брось-ка её ещё разок.

Но больше всего он скучал по Ризу.  С его дурацким северным акцентом, который Эл незаметно для себя перенял, с вечной зубочисткой в уголке рта и с цитатами из песен Тэйлор Свифт на все случаи жизни. Тейлор, мать её, Свифт, Карл.

Эл невольно усмехнулся : вот уж у кого шило в заднице, так это у друга. Самое удивительное, что эта его гиперактивность , словно у Флеша на энергетиках, была заразной и передавалась воздушно-капельным путём, а  у Эли не было против неё иммунитета. Рядом с Монтгомери у него летели предохранители, отвечающие за осторожность, и приключения на свои задницы находились как-то сами по себе.

Риза ему здорово недоставало. Привычного трёпа обо всём на свете, шуточек, понятных только им двоим, подколов,  таких же понимающих взглядов и почти пугающей лёгкости, с которой они угадывали намерения друг друга.
Да, в Бэйкон Хиллс у него появились друзья, но это было немного не то. Хоть Стилински временами и здорово напоминал ему Риза.
Возможно, он привыкнет. Во всяком случае, постарается.
К тому же, теперь у него есть Фрэнки.
И это здорово помогает.

Из размышлений о бренности жизни в маленьком городке его вырвал голос учителя :
- ...мистер Стилински и мистер Мерсер. Ваш доклад об осаде Петерсберга я жду к пятнице. - и взгляд, устремлённый на него.
Кажется, он что-то пропустил.
Элиас несколько рассеянно кивнул, соглашаясь. В конце концов, пятница это когда ещё.
Кстати, о пятнице - у него же ещё доклад по литературе не сделан.  О писателе-фантасте конца XX - начала XXI века.
Не может же он сдать валяющийся на столе лист из блокнота с лаконичным «Клайв Баркер. Мудак, про которого я ничего не могу написать. Но гениальный писатель. И еще гей».

Как оказалось, пятница - это уже завтра, и доклад - сюрприз! - они должны были готовить втроём.  Он, Стайлз и Скотт. МакКолл в общем-то, Эли нравился, хоть с ним он и не сошёлся так близко как со Стилински.
- Может, у меня его сделаем? - предложил Элиас - Дома как раз никого.
Нкто не возражал, вот только у парней была еще после уроков тренировка по лакроссу, игре, которую Эл не понимал от слова "совсем". То ли дело бейсбол! Но бейсбольной команды в школе БХ не было, поэтому Мерсер довольствовался командой по лёгкой атлетике.
Он позвонил отцу, предупредив, что задержится после школы, чтобы посмотреть тренировку. О визите к ним домой его одноклассников, конечно же, предупредить забыв.
Потому что Виктор вряд ли будет против этого возражать, сам же хотел, чтобы Элиас отвлёкся. А трёп, игра на приставке, черепашьи бега и попытки делать вид, что они делают доклад в компании с приятелями самое то, чтобы отвлечься.

Отредактировано Elias Mercer (2016-06-01 11:33:40)

+5

3

Наверно самое сложное в школьных домашних заданиях - это всевозможные проекты. Потому что если какую-нибудь лабораторную работу или эссе можно было до последнего держать у себя на столе, то проект - это совместное творчество и приходилось делать, когда у всех есть время.
Обычно проекты давались двум людям, и вечным напарником Скотта всегда был Стайлз. Даже мистер Харрис давал им одно задание на двоих, ведь хорошо, когда он может влепить двойку одним ударом сразу двумя ненавистным людям. В том, что учитель химии их ненавидит, парни даже не сомневались, это видно было невооруженным глазом.
Но сейчас была история, Скотт сидел за партой, разглядывая пейзаж за окном, шла последняя неделя первого учебного месяца, впереди заманчиво маячили выходные. Значит, можно будет сполна отдохнуть, а еще это полнолуние, выпадавшее на тридцатое сентября, надо будет обезопасить город. МакКол ставил мысленные галочки напротив того, за чем он должен проследить и чем займется на выходных. Выходила не самая приятная картина.
Удар по ноге со стороны лучшего друга стал неожиданностью, Скотт поморщился, недовольно глянул на друга. Тот быстро мотнул головой в сторону преподавателя.
- Мистер МакКол, если вы собираетесь сразу получить двойку, могу организовать. Если нет, напоминаю, что вы проект делаете с мистером Стилински, - улыбка другу, - и с мистером Мерсером.
Чего?! – чуть не выкрикнул Скотт. Вовремя удержался от выкрика, он просто был удивлен подобным, ведь обычно они с другом делали все вдвоем. Третий, как говориться лишний, разве нет?! Ничего против Элиаса Скотт не имел, парнишка был ему приятен, учитывая, что и Стайлз с ним сдружился. Но все равно что-то было в Элиасе, что настораживало, хотя даже пахло от парня одеколоном и человеком. Осторожно обернувшись, оборотень кивнул третьему в их маленькой компании. Он недоумевал, что такого сложного в осаде Петерсберга, что на это нужно три человека?
Прозвенел звонок и все тут же кинулись к двери, МакКол не был исключением, он взял со стола книгу и тетрадь, направляясь к свободе. Уже в коридоре докладчики устроили маленький мозговой штурм «что, где и когда?». Скотт сразу дал пас, в кое-то веке Мелиссе выпал выходной, и она собиралась проваляться в кровати и отоспаться на годы вперед.
- Может, у меня его сделаем? - предложил Элиас - Дома как раз никого.
Скотт задумчиво глянул на парня, а почему бы и нет? Всегда приятно ходить по гостям, к тому, если там никого из взрослых и есть еда. Правда, оставалось одно «но» - тренировка, которая намечалась после уроков. Элиас оказался на удивление милым и согласился подождать парней после уроков и даже посидеть на трибунах. Чем заслужил благодарную улыбку и плюс к карме от Скотта, после чего двое закадычных друзей отправились на литературу. Жаль, что у Элиаса был другой урок, так бы можно было обсудить проект получше, все-таки миссис Блейк не мистер Харрис.
На тренировке Финсток превзошел сам себя, он гонял парней, так как будто они олимпийские чемпионы не меньше, они, видать, должны были выдохнуться. А может это был хитрый план убить всю команду и заменить её на новую? В любом случае даже думать Скотту было сложно. Может благодаря внутреннему волку он более выносливый, но все равно даже ему было не комфортно.
Приняв душ, Скотт понял, что проголодался, пришлось рыться в рюкзаке в поиске съестного, которое там оказалось. Батончик сникерс казался манной Небесной, в момент, когда живот сводили голодные спазмы. Они вышли со Стайлзом из раздевалки, направляясь на школьную парковку, где договорились встретиться. Скотт задумчиво жевал свою шоколадку, размышляя, где и с кем живет Элиас. Надеюсь, у него вполне адекватные родители и мы с ним не пересечемся.
Как же Скотт ошибался…

+4

4

"Урок, закончись. Ну пожалуйста. Быстрее".
Стилински уставился в белый потолок над головой учителя, напуская на себя задумчивый вид и стараясь не заснуть. Обычно историю он любил, да и тема Гражданской войны в Америке казалась очень интересной. Но учитель уже несколько минут размышлял о докладах, и о том, сделать их к завтрашнему дню или дать ученикам время до понедельника. А Стайлз думал о том, что по ночам всё-таки надо высыпаться, а не сидеть допоздна с лучшим другом, разбирая его-свои-общие проблемы.
- Доклад об осаде Петерсберга будут делать...
Парень лениво поднял руку, вызываясь добровольцем. Про историю этого города он уже читал, когда вместе с отцом на летние каникулы собирался отправиться в небольшой тур, проходящий через Вирджинию. Сделать доклад к пятнице, которая была уже завтра, особого труда не составит. К тому же Стилински уже успел уяснить, что их учитель даёт самые интересные темы в самом начале своего списка, а затем идёт какая-то нудота.
- Хорошо, мистер Стилински. Полагаю, вы будете работать с мистером МакКоллом? - проницательно заметил мужчина и обвёл класс взглядом. - Но тема довольно большая, и мне бы хотелось услышать не только об осаде, но и о битвах, которые проходили рядом с этим городом. В таком случае мистер МакКолл, мистер Стилински и мистер... Мерсер. Ваш доклад об осаде Петерсберга я жду к пятнице.
Стайлз оглянулся на Элиаса, с которым познакомился ещё пару лет назад и сразу нашёл общий язык. Правда, в сам Бейкон Хиллс на постоянное проживание Мерсер перебрался лишь в этом году, и Стайлз пока не знал, какие мотивы побудили его отца забрать сына к себе на круглый год, а не только на летние каникулы.
Во всяком случае, это было не его, Стайлза, дело. Вот и не лез, догадываясь, что правда может быть не особо приятной.
Парень оглянулся на Скотта и закатил глаза. Оказывается, не он один витал в облаках, и его лучший друг, кажется, ещё даже не знал, что сегодня его вечер занят не разборками со своим бетой и не спасением родного городка, а банальной домашней работой. МакКолл получил удар по ноге, который вывел его из задумчивости, поймал выразительный взгляд Стилински и посмотрел на учителя. И наконец-то проснулся, когда узнал, что доклад они делают не вдвоём.
После урока вс троица собралась в коридоре, чтобы обсудить дальнейший план полётов. Против того, чтобы собраться у Мерсера дома, никто возражать не стал.
С такими короткими сроками медлить было нельзя, и было решено собраться сразу после тренировки по лакроссу, которую Скотт и Стайлз не могли пропустить даже под страхом смерти и проекта по истории. Занятия Элиаса, правда, заканчивались раньше, но он благородно вызвался подождать парней, чтобы затем отправиться к нему всем вместе. Правда, после тренировки Стилински хотелось больше умереть или хотя бы завалиться прямо на землю и не отсвечивать, пока сердце не вернётся в грудную клетку, и он снова не вспомнит, каково это - нормально дышать. Сегодня Финсток был особо свиреп со своими ребятами, отчего их любовь и вера в него если и не пошатнулась, то едва заметно заколебалась. Даже Скотт, кажется, устал, а ведь для него это было несвойственно с тех самых пор, как волчок Питер куснул его за бочок.
- Предлагаю заказать пиццу. Чтобы не опустошить твой холодильник, - Стайлз лишь со второго раза захлопнул дверцу своего джипа, который припарковал на подъездной дорожке у дома Элиаса. Скотт уже успел перекусить шоколадным батончиком, но Стилински какой-то шоколадки было мало. Несмотря на свою худобу, поесть Стайлз любил, особенно после тренировки, которая, как сегодняшняя, выпила из него все соки. Вслед за Элиасом парень вошёл в его дом и оглянулся на Скотта, немного притормозившего на пороге.
"Да ладно тебе, это нормальный парень. В моём списке потенциальных убийц его нет".
Стайлз красноречиво округлил глаза и прошёл дальше, рассматривая интерьер.
- Кстати, а твой отец вернётся поздно? Можно будет и ему кусочек оставить, вряд ли он захочет готовить после своего дежурства.

+3

5

Телефонный звонок не отвлек его ни от какого важного дела, хотя даже если бы это было так – он бы все равно ответил, едва только прочел имя Виктора на экране. Немного праздной болтовни, которой он был только рад, чтобы узнать, как дела друг у друга, а потом Мерсер перешел к основной причине своего звонка: что-то было не так с его машиной, пришлось вызывать эвакуатор. А идти домой пешком после сложной смены ему не хотелось, и он просил его заехать за ним.
Хейлу было несложно прокатиться, и он не видел ни единой причины, чтобы отказывать своему человеку, а потому уже через четверть часа парковался рядом с больницей Бикон Хиллс. Заходить внутрь он не стал, предпочтя дождаться Виктора в машине – не хотел ненароком наткнуть на Мелиссу МакКолл. Прекрасная женщина во всех отношениях, но у них было свидание, а Мерсеру, который все еще злился, что он не вернулся  к нему сразу после комы, знать об этом ни к чему.
Долго себя ждать Виктор не заставил, и оборотень едва заметно улыбнулся, когда человек сел в машину, плюхнувшись на соседнее сидение, принеся с собой целую смесь из запахов медицинского спирта, латексных перчаток, крови и волнения. Кажется, у кого-то была сложная операция.
- Привет. Напряженный день?
Положив ладонь на его бедро, он оперся на руку, чтобы наклониться к нему, и поцеловал своего уставшего, но довольного врача, медленно и неторопливо даря ему ласку, чувствуя, как он постепенно расслабляется, оставляя свои докторские заботы в больнице.
С места машина тронулась, только когда Питер все же отстранился, напоследок скользнув ладонью по его ноге, в такой ничтожной близости от паха, что намек на то, что ждет Мерсера дома, не мог быть не понятым. Тот улыбнулся несколько утомленно, но возражать вовсе не собирался, с какой-то предвкушающей хитрецой наблюдая за тем, как Хейл спокойными уверенными движениями ведет автомобиль.
Питер пристальный взгляд на себе чувствовал прекрасно, но его ни в коей мере не смущало, что Виктор предпочел рассматривать его, а не знакомые до мелочей виды за окном. О чем человек думал, когда смотрел так, он догадывался, и его подобные мысли только радовали. Даже, можно сказать, осчастливливали.
- Домой? Или хочешь куда-нибудь съездить? – выслушав ожидаемый ответ, он кивнул, сворачивая с парковки, - Хорошо, как скажешь.
Вопрос был задан скорее для проформы, ведь он и так знал, куда может хотеть его уставший после смены врач. Тем более когда тот берет его ладонь в свои и начинает выводить пальцами причудливые узоры на его предплечье, поглаживая кожу и время от времени прижимаясь к ней поцелуями. Тем более когда Элиас звонил и говорил, что задержится в школе, оставляя весь дом в их полное распоряжение.
Припаркованный на подъездной дорожке джип-развалюху они не заметили – Питер подъехал к дому с другой стороны, оставляя машину за изгородью заднего двора. И, пребывая в счастливом неведении относительно внезапно нагрянувших гостей, не скупился на демонстрацию своих чувств, сразу же, как только Виктор вышел из машины, приобнимая его и целуя еще раз – на этот раз более страстно, настойчиво, обещая большее.
Осуждающих взглядов соседей на следующий день он не опасался, а потому запустил руки под одежду Мерсера еще в саду, пока тот упрямо пытался устоять перед прикосновениями оборотня. Это, однако, получалось у него с переменным успехом, и он потерпел сокрушительное поражение, когда Хейл опустился губами на его шею, перемежая нежные поцелуи с укусами, от которых на бледной коже расцветали красные следы.
В следующий момент он уже вжимал Виктора в стену дома, хотя ни один из них не заметил, как так вышло. Да и неважно это было, когда он резкими, отрывочными движениями расстегивал его ремень и, вжикнув молнией, проскальзывал рукой за пояс его штанов, убеждаясь, что ему тут определенно рады.
С губ Мерсера сорвался судорожный вздох, когда он сжал его член. Питер ухмыльнулся, поднимая на него взгляд, чтобы видеть выражение его лица, и скользнул ладонью по всей длине, грубовато, почти что причиняя боль. И тем же доставляя удовольствие, и подтверждение тому ясно читалось в поддернутых дымкой желания зеленых глазах, в приоткрытых, припухших от поцелуев губах, в обнимающих его и притягивающих еще ближе руках, в изгибе доверчиво открытой, подставленной на его растерзание шеи. И это было невероятно возбуждающее зрелище.
На которое он мог бы смотреть вечно, но ему хотелось большего. Хотелось дать ему больше, хотелось слышать его стоны и собственное имя из его уст, хотелось видеть, как он мечется по постели, как выгибается ему навстречу, как получает оргазм. И он, опустив другую руку на его талию, дернул его на себя, отрывая от стены, чтобы развернуть спиной к себе, снова зажимая между собственным разгоряченным телом и холодной каменной кладкой.
- Ключи у тебя в кармане? – проведя кончиком языка по ушной раковине, тихим шепотом уточнил он, вытащив руку из его штанов, только чтобы найти эти чертовы ключи и вложить их в ладонь человека, - Открывай дверь.
Спокойный, но приказной тон, возразить которому и мысли не возникало, и Виктор послушно выполнял веленое, даже если не мог с первого раза попасть в замочную скважину, отвлекаясь на прикосновения Питера, на его поцелуи и горячее дыхание, то и дело опаляющее его шею. Однако когда Мерсеру все же удалось, Хейл, снова развернув его лицом к себе, не разжимая объятий и даже не разрывая поцелуй, который достался человеку в награду, втолкнул его внутрь, на ощупь закрывая за ними дверь.
Теперь, когда нежеланных свидетелей быть не могло, а Виктор мог отбросить всякое стеснение и просто наслаждаться происходящим, он неспешно опустился перед ним на колени, одновременно сдергивая с него штаны. Прикрыв глаза, он поцеловал внутреннюю сторону бедра, но пальцы, запущенные в его волосы и тянувшие дальше, ясно давали понять, что мешкать не стоит, и он поддался направляющему движению и взял в рот, удовлетворенно слыша первый громкий стон.

+3

6

День не задался с самого начала. Проснувшись утром, Виктор постарался встать с кровати так, чтобы не разбудить Питера. Мужчина всё ещё не до конца верил, что его оборотень снова с ним и на этот раз никуда уходить не собирается. Потому он и старался не будить его – дольше спит, больше гарантий, что никуда не соберётся в ближайшее время. Вот только ничего у него не вышло. Хирург запутался ногой в одеяле и споткнулся, заодно сдёрнув с Хейла одеяло. Мерсер замер, будто разбудив опасного зверя, выждал немного, но Питер лишь протянул руку туда, где до этого был Виктор, нащупал одеяло и перевернулся на другой бок, заодно укрываясь заново. Медик облегчённо выдохнул и пошёл в душ, где очень неудачно ударился мизинцем. После пригоревшего кофе Мерсер окончательно убедился, что ему лучше никуда не ходить, вот только его мнения никто не спрашивал. Сегодня кардиохирургу предстояло прооперировать тридцатилетнюю девушку, а в их округе кардиохирург был один – Виктор, так что оставаться дома был не вариант. Хотя и страшно было после такого начала утра брать в руки скальпель.  На этом злоключения не кончились. Уже на полпути к больнице машина, которая не первый год служила своему владельцу верой и правдой сначала забарахлила, а потом и вовсе встала, паром из под капота оповестив о том, что никуда ехать больше не собирается. Ругался Мерсер редко, но на этот раз высказал вслух всё, что думал о машине и этом дне в целом далеко не лестными эпитетами. Пришлось вызывать эвакуатор, который приехал позже обещанного. Пожалуй, нет ничего удивительного в том, что врач опоздал на работу. Времени на прийти в себя не было, день был распланирован под завязку и пару раз на покурить или выпить кофе.
Операция прошла с осложнениями и на удивление удачно, чего Виктор уж никак не ожидал, пусть и выложился на полную, чтобы не потерять эту хрупкую жизнь. Курил мужчина редко, но после нескольких часов в операционной не мог иначе, кроме как закурить. Восстанавливая душевный покой, Мерсер посмотрел на дисплей телефона, где высветился номер сына.
"Разве он сейчас не должен быть в школе?"
Боясь, что что-то стряслось, Виктор взял трубку и с облегчением дал добро на то, чтобы Элиас пришёл попозже домой. В конце концов сыну пришлось нелегко в последнее время. Если он нашёл себе друзей, то пусть проведёт с ними время, заодно можно будет насладиться покоем с Питером. Они редко оставались дома одни, так что таким моментом обязательно надо было воспользоваться. Кстати о Хейле, Виктор вспомнил, что его машина в ремонте, а идти домой пешком или ехать на автобусе совершенно не было ни сил, ни желания, так что медик набрал номер любовника и, объяснив ему ситуацию, попросил заехать к концу смены.
Остаток дня был довольно-таки сносным по сравнению с его началом, но как же приятно было избавиться от халата и уйти из больницы. Машину Питера Виктор узнал сразу и пусть несколько измучено, но всё же улыбнулся, подходя к ней и садясь на сиденье рядом с любовником.
- Привет. Лучше не спрашивай, - хирург вымучено улыбнулся, а затем подался вперёд, чтобы поцеловать Питера. Но если он рассчитывал на короткий поцелуй, то Хейл явно намерен был отстраниться лишь тогда, когда его человек если не разомлеет, то хотя бы полностью расслабится. Виктор ничего против не имел, сполна наслаждаясь неторопливой лаской губ и языка. Пусть не сразу, но Мерсер всё же поддался магии момента, растворяясь в нежности Питера. Наверное, из местных оборотней никто бы не поверил, что Хейл бывает таким - нежным, чувственным, любящим, но Виктор его только таким и знал и вряд ли что-то или кто-то мог убедить его в обратном.
Всё же разорвав поцелуй, Питер скользнул рукой в такой близи от паха любовника, что тот невольно напрягся, а затем лукаво посмотрел на этого мерзавца, прекрасно зная, на что он намекает, и что их ждёт, как только они окажутся в спальне. Ещё одна причина порадовать любовника.
- Мне Элиас недавно звонил, сказал, что задержится и придёт домой позже, - лишние слова были излишне, и без того понятно, в каком русле текли мысли Мерсера хотя он всё ещё не верил, что день на нём отыгрался сполна.
- Нет уж, давай домой, - улыбнулся Виктор и поднёс тыльную сторону ладони любовника к своим губам. Всю поездку мужчина не разрывал физического контакта между ними то касаясь руки Питера, то проводил ладонью по ноге любовника, порой подбираясь довольно близко к паху. С одной стороны просто хотелось раздразнить оборотня, дать ему причину торопиться домой, а с другой – Мерсер так до конца и не осознал, что Хейл вернулся к нему навсегда, что больше не собирается бросать, и потому постоянно искал физический контакт. Не навязчиво, но достаточно, чтобы убедить себя что вот он – его любимый человек (или не совсем), и он с ним не потому, что так сложились обстоятельства, как получилось в кафе, а потому что хотел, потому что любил, даже после шести лет комы и собственной смерти.
Кажется, старания бывшего массажиста принесли свои плоды, ибо Хейл чуть ли ни набросился на него, стоило Виктору выйти из машины. Первое время мужчина сопротивлялся потому, что боялся, что их увидят соседи. Он не любил свидетелей в столь… компрометирующей ситуации. И это раздражало, ведь Питер очень хорошо знал, как к свидетелям относился его человек, но постоянно "забывал". И всё же Мерсер никогда не мог устоять перед своим оборотнем, так что ломался как-то через силу и скорее для проформы, поскольку знал, что Питер всё равно не остановится и даже больше – получит своё так или иначе.
"Совсем подождать не мог?"
- Питер, соседи увидят, подожди, - попытался образумить любовника хирург, беря в ладони его лицо, но нарвался лишь на очередную настойчивую ласку. Питер не принуждал Виктора, но прекрасно понимая, что его врач и сам не на шутку заведён, действовал с немалым напором, руша все преграды. Под шквалом поцелуев и откровенных ласк, Мерсер отступал назад, рано или поздно начав отвечать Питеру тем же… Вплоть до того момента, когда его нога потеряла опору, и мужчина чуть ни свалился в бассейн. И быть бы сейчас Виктору мокрым, если бы не реакция и сила оборотня. Хейл поймал человека за локоть и прижал его к себе, снисходительно улыбаясь и даже будто журя.
- Чёрт.
"Рекламная пауза" у бассейна была довольно короткой и Питер, убедившись, что его любовник в порядке, продолжил оттеснять его к дому, вскоре уже зажав его между стеной и своим телом, не давая ни малейшей возможности отстраниться или уйти, да Виктор и не хотел. Здесь не было свидетелей, а значит, можно было дать волю своим желаниям. Страстный поцелуй и судорожный вздох, когда Питер расстегнул джинсы Мерсера и обхватил рукой член любовника. Виктор восемь долгих лет прожил без несколько грубой ласки Хейла, и пусть с момента его возвращения уже не раз и не два пытались наверстать упущенное, хирургу всегда было мало. Он скучал, изнывал без своего оборотня, а сейчас как никогда хотел его, желал его близости, прикосновений, поцелуев, которые чередовались с порой болезненными укусами. Мужчина хотел ощутить любовника в себе, отдаться на его милость, затрахать его до потери пульса, и отпустил себя, и сам проявляя инициативу, забираясь руками под одежду Питера, чуть ли ни срывая её, но прежде чем он успел зайти слишком далеко, оборотень развернул любовника к себе спиной, всё так же вжимая его в стену своим телом. Виктор ощущал ягодицами желание Питера, покорно замер, позволяя любовнику диктовать свою волю. То ли пол волчьей природе, то ли из собственных предпочтений, но Хейл довольно часто брал его со спины, от того их нынешняя позиция вызывала довольно однозначные желания и ассоциации. Виктор подался назад, прогнувшись в спине, надеялся украсть у любовника ещё один поцелуй, хотя губы уже припухли, но вместе с поцелуем ощутил как Питер запустил руку в его карман. Смысл вопроса дошёл до Мерсера далеко не сразу. Он расфокусированным, затуманенным от страсти взглядом посмотрел в глаза оборотня, пытаясь понять о чём речь, но Хейл и так уже нашёл то, что искал и вложил ключи в руку любовника тоном, приказав открыть дверь тоном, не терпящим возражений. Ещё до комы Виктор научился беспрекословно слушаться Питера особенно когда он говорил подобным тоном. И пусть мужчина честно пытался открыть дверь, получалось у него плохо. Руки не слушались, мужчина постоянно отвлекался на ласку рук и губ любимого человека, с улыбкой прогибаясь в спине, открываясь оборотню, но приказ есть приказ. Далеко не с первой попытки, но Мерсер всё же смог отворить дверь, за что был вознаграждён новым властным поцелуем, после того как его втолкнули за порог. Остатки разума рисовали разнообразные картины продолжения, но явно не то, что Хейл опустится в коридоре на колени перед своим человеком и сдёрнет с него джинсы вместе с бельём, припав губами к нежной коже на бёдрах. Питер слишком сильно раздразнил любовника, не на шутку распалил его, ждать не было сил. Дразнящие прикосновения уже были пройдены, хотелось как можно скорее ощутить Хейла и если не в себе, то хотя бы то, как умело он обращался своим ртом, сводя с ума, заставляя умолять о большем. Виктор положил руку на затылок любовника, и тот правильно понял намёк, без долгих прелюдий беря член в рот. Первый стон сорвался с губ хирурга. Он прислонился спиной к стене, не очень-то веря в то, что ноги не подведут, и мягко направил голову оборотня, с прикрытыми глазами наслаждаясь лаской языка. Мерсер зарывался пальцами в волосы Питера, проводил кончиками пальцев по его шее и сжимал в руках кофту партнёра, то ли тем самым держась за реальность, то ли довольно хреново пытаясь снять её.

+3

7

Машина у Стилински, конечно, была полный атас.
Элиас совсем бы не удивился, если вдруг, подняв капот, обнаружил бы, что там все держится исключительно на скотче и честном слове. Но все равно, это круто.

У самого Мерсера машины не было, он вполне довольствовался великом, да и к чему тачка в таком маленьком городе?

Живи бы они все еще в Огдене - другое дело, там до школы Эли добирался почти час, ну, за исключением тех дней, когда вечно-в-разъездах-папаша Риза ( за долгие десять лет дружбы с Монтгомери Элиас видел его отца раз семь от силы и до сих пор так и не понял, кем тот работает. Риз утверждал, что киллером, но Риз то еще трепло) каким-то чудом оказывался дома и отдавал отпрыску ключи от своего "корвета".
Тогда они добирались до школы с ветерком.

Мерсер вздохнул, понимая, что скучает.
Кажется, он все еще не привык к Бэйкон-Хиллс.
Стайлз припарковал джип на подъездной дорожке, пустой, как Эл и ожидал : ни отцовской машины, ни машины Хейла возле дома не наблюдалось.
Ну, с папой все было понятно, он еще вчера говорил про операцию, а вот Питер...

Эли поморщился, выбираясь из машины. Хейлу он не слишком доверял, но смирился с его присутствием в доме, хоть периодически и устраивал ему демарши в знак протеста.
Вот только от них расстраивался больше Виктор, а чертов Хейл оставался невозмутимым, так что практиковать свои забастовки-молчанки Элиасу доводилось нечасто.

И вообще, почему он должен чувствовать себя неловко от присутствия Пита (сокращение собственного имени Хейла раздражало, поэтому Эли тут же начал его сокращать, само собой)  в их доме? Это его, Эли, еще непривычная, но все же гавань, и диван его и телик и вообще, почему о н  должен идти на компромиссы? Пусть вот Хейл и идёт, раз уж такой принципиальный.

Элиас открыл дверь, пропуская одноклассников в дом и снова их закрыл. Опять же на ключ. По привычке. Ханна приучила, когда уходила куда-то ненадолго, оставляя сына одного в доме.
- Пицца -  это хорошая идея, - одобрил Элиас мысль Стайлза, потому что ну какой подросток в здравом уме откажется от пиццы, и ткнул почему-то замершего МакКола в плечо.
"Он что, принюхивается?"

- Эээй, Джейкоб, очнись, а то мы с Бэллой - кивок в сторону Стайлза, а что, у него как раз отец шериф и странная тачка. - рискуем умереть, так и не узнав, что там за фигня была с осадой Петерсберга.

  Они поднялись на второй этаж,  в комнату Элиаса.
- Добро пожаловать, чувствуйте себя, как дома. - нарочито торжественно провозгласил Эли, бросая рюкзак в кресло и подхватил выползшую откуда-то из-за шкафа черепаху. Судя по отсутствию колесиков, Капитана Холода. Водворил ее в террариум и сказал:
- Вы тут пока устраивайтесь, а я пиццу закажу, хорошо?

Элиас снова спускается вниз, чтобы заказать пиццу по домашнему телефону, мобильный разрядился и, успешно выполнив миссию, уходит на кухню.
В холодильнике обнаруживается контейнер с чем-то выглядевшим довольно вкусным, незамедлительно оставленный Элом для папы, они и пиццей наедятся, стеклянный кувшин с лимонадом, который Мерсер берет с собой, а в вазе на столе печенье, тоже им захваченное.

С этой ношей Эли выходит из кухни и замирает, услышав шум возле задней двери. Он осторожно проходит вперёд и ошеломленно смотрит на отца и Питера.
До него только спустя пару секунд доходит, ч е м  они занимаются, а потом кувшин падает на пол и, ожидаемо, разбивается.
Элиас почти болезненно морщится от этого звона и - в противовес - тихо говорит:
- Привет, пап.
  И очень надеется на то, что Стайлзи и Скотт на грохот не выскочат.
Кажется, хуже уже быть не может.
 
Эли делает шаг назад, чтобы вернуться в комнату, и наступает на осколок.
-  Бляяя...

Отредактировано Elias Mercer (2016-06-19 15:06:13)

+4

8

Наверно я где-то из прошлых жизней настолько нагрешил, что теперь жизнь решила отыграться на этом моем воплощении. Объяснить по-другому происходящий вокруг бедлам, я не мог. Начнём по порядку.
Джип стоял и ждал парней на парковке, сегодня утром Стайлз по забывчивости заехал за оборотнем, и было решено не брать мотоцикл. "Робин" никак не мог привыкнуть к тому, что "Бетмэн" теперь мог спокойно успевать в школу, даже если пойдет на своих двоих. Несмотря на то, что для приличия Скотт все же поворчал, ему была приятна забота Стилински. После того злополучного укуса лишь мама и лучший друг продолжали заботиться о нем так, как будто он до сих пор обычный человек. Правда, они никогда не забывали о его волчьей стороне, особенно все эти приколы про линьку и блох.
Дом у Элиаса был с виду ничем не отличающийся, от других домов в этом районе, да и вообще в городе. Это уже радовало, хотя на подъезде Скотт уловил нечто смутное знакомое. Какой-то запах. Как дежавю, - пролетело в голове темноволосого паренька. Как только он начинал вспоминать этот запах, ветер менял курс и уносил аромат прочь.
Скотт захлопывал дверь, внутренне даже весь собрался. Он чувствовал нечто опасное, но не знал почему. В доме явно никого не было, да и других машин не наблюдалось. Даже предложение о пицце не взбодрило подростка, он едва заметно хмурил брови, вглядываясь в окно второго этажа. Фильмы ужасов всегда начинаются подобным образом, - некстати вспомнил МакКол. Перехватил взгляд Стайлза, который так и призывал расслабиться и оборотень покорился, в принципе, как и всегда.
Элиас почему-то закрыл дверь на ключ, но Скотт ничего не сказал. Ибо снова почувствовал этот запах, как из далекого детства. Словно он забыл что-то… или кого-то. И вот воспоминания стали пробуждаться, напоминая: темный лес, запах сухих листьев, спазмы астмы и…
- Эээй, Джейкоб, очнись, а то мы с Бэллой рискуем умереть, так и не узнав, что там за фигня была с осадой Петерсберга.
- Умереть? – Скотт вопросительно поднял брови, посмотрел на Стайлза и улыбнулся. Закинул руки на плечи парням и улыбнулся. – Так что говорите нас ждет пицца и осада Петерсберга? Давай, Эли, веди в свою опочивальню.
Комната была обычной, не считая выползшей на звуки черепаху. Скотт осмотрел существо, которое явно чувствовало себя вольготно, ползая просто по полу. Интересно, а Элиас не боится на неё наступить? – подумал подросток. Он уже представил, как заходя в комнату, наступает на черепаху… вряд ли Элиас бы обрадовался черепаховому супу.
- Не забудь, что в пицце должно быть мясо и дополнительное чесночное масло, - вдогонку сказал МакКол, падая на кровать. А что ему сказали чувствовать себя, как дома. Учеба в голову явно не лезла, но как любой семнадцатилетний школьник он рассчитывал на великую силу еды и… "окей, гугл".
Друзья разговорились, пока доставали из рюкзаков ручки, тетради и учебники, как не крути, а учебу еще никто не отменял. К тому же пока в городе относительное затишье, да и Стайлз понемногу оживает после произошедшего, почему бы не вспомнить о своём обещании?
Грохот снизу, буквально ударил по ушам, даже Стайлзу. Парни резко посмотрели на дверь, потом друг на друга и как по команде рванули вниз. Скотт перескакивал через одну-две ступеньки, идя по четкому курсу Элиаса. Что могло случиться в запертом доме?!
- Элиас, - подбежал МакКол, бегло пробегая глазами по однокласснику. Глянул в сторону и уже был готов вернуться к подростку. Но появились новые действующие лица. – Мистер Мерсер… - проговорил Скотт, смотря в лицо мужчины, которого видел в больнице, когда приходил к маме. – Ми… – начал, как вежливый мальчик Скотт, наблюдая, как второе действующее лицо поднимает и поворачивается. Он видел массивных и мужеподобных женщин, но… - ХЕЙЛ!!!
Эмоции зашкаливали, он узнал эту улыбку и эти глаза, а еще запах. Вот чей запах он чувствовал, запах оборотня, мужчины и… одеколона. Именно в момент укуса был точно такой же запах, а еще запах крови и смерти, который исходил от Питера. МакКол перевел взгляд на мистер Мерсера и… челюсть медленно поползла вниз, нет, не от зависти. Инстинктивно Скотт закрыл глаза Стайлзу, словно он его отец, второй рукой закрыл себе рот. Очень не хватало третьей конечности, поэтому не найдя лучшего вариант Скотт просто с силой наступил Элиасу на ногу.

+3

9

Дом у Элиаса был самый обычный. Двухэтажный особняк, как и большинство в этом маленьком городе. Просторная гостиная и кухня на первом этаже и спальни с ванной комнатой - на втором. Некоторые приспосабливали под жилое помещение ещё и чердак, но туда Мерсер подниматься не стал, сворачивая в узком коридоре и отворяя дверь своей комнаты. Стайлзу и Скотту было предложено чувствовать себя как дома, и отказываться от предложения парни не стали - МакКолл тут же нагло развалился на широкой кровати, а Стилински устремился к террариуму, в который Элиас поместил ползавшую по полу черепаху. Обычно подростки заводили себе кошек или собак, иногда - пауков или змей, которых кормили мухами или маленькими белыми мышами. А черепахи? Что интересного может быть в этих медленных спокойных созданиях, скелет которых находился не под мышцами как у обычных существ, а снаружи?
Постучав пальцами по стеклу и, ожидаемо, не получив никакой реакции в ответ кроме меланхоличного поедания листьев салата, Стайлз переключил внимание на письменный стол Мерсера. А затем посмотрел на друга - тот с самого их прихода в этот дом был какой-то задумчивый и притихший. И вряд ли его мысли в этот момент вертелись вокруг осады Петерсберга.
- Скотт?
Парень помахал рукой, привлекая внимания волчонка. С тех пор, как Стайлза похитили, и лучший друг чудом спас его, пожертвовав янтарной радужкой своих глаз, в их жизни многое поменялось. Но вряд ли стоило зацикливаться на этом, раз за разом переживать ужасы той ночи, потирая шею и чувствуя почти сошедшие рубцы от удавки. Стоило жить дальше, и почему бы этот вечер не посвятить пицце, урокам и простой болтовне? Необходимую информацию по докладу они найдут довольно скоро, особенно, если Стилински не занесёт, и он не станет искать что-то ещё дополнительно. Именно для этого рядом с ним были Скотт и Элиас, чтобы небольшой доклад не растянулся на целую диссертацию о гражданской войне в целом и тому, как развлекались солдаты в то время, спасаясь с падшими женщинами от скуки между сражениями.
Звон, раздавшийся с первого этажа, заставил Стайлза подскочить на месте и, переглянувшись с другом, рвануться к двери. Возможно, Эли просто оступился и что-то уронил, возможно, упал с лестницы и сломал себе челюсть, но тогда был бы слышен характерный грохот. Или в дом ворвались обезумевшие оборотни и сейчас там всё крушат - в Бейкон Хиллс звон стекла мог означать всё, что угодно.
- Ох, чува-ак, - протянул Стилински, останавливаясь на нижней ступени лестницы и смотря на осколки и растекающуюся лужицу, которая ещё минуту назад была холодным вкусным лимонадом. Можно было вздохнуть спокойно, если бы только не новые действующие лица. Повернувшись в ту сторону, куда уставился Элиас, а за ним - и Скотт, который в силу своей вежливости и занудства решил поздороваться со старшим Мерсером, Стайлз мгновенно понял, чем занимался мужчина и его любовник, всё ещё стоящий на коленях и неторопливо поворачивающий голову на восклицания троих подростков.
- О, БОЖЕЧКИ БОЖЕ!
МакКолл закрыл ладонью лучшему другу глаза, но было уже слишком поздно. Стайлз видел достаточно, а чрезмерно развитое воображение без труда восстанавливало события, которые тут происходили ещё совсем недавно, и которые прервал Элиас своим возвращением из кухни.
И уже второй мыслью в макушку подростка пришло осознание, что мужчиной, стоящим на коленях, был никто иной как Питер Хейл. Питер, мать его, Хейл. Жесть. Теперь жизнь Стайлза Стилински никогда не будет прежней. Можно бронировать палату в доме Айкена, обкалываться успокоительным и грезить о том, что зрелище, как Питер делает минет отцу Элиаса, когда-нибудь перестанет являться Стайлзу в кошмарах.

+4

10

Резкий звон разбивающегося стекла больно резанул по ушам, привыкшим к тишине, разбавляемой только стонами Виктора. От неожиданности человек вздрогнул, а пальцы его вцепились в его плечо с такой силой, что ему пришлось отстраниться и бросить на него укоризненный взгляд, который он вряд ли смог заметить в полутьме, даже если бы смотрел на оборотня. Но глазами Мерсер устремлялся куда-то за его спину, а на лице его читалось выражение дикой смеси из какого-то первобытного испуга и ужасного смущения. Сейчас Хейлу больше хотелось сделать фото и увековечить такой вид Виктора в цифровой памяти, чем узнать, кто все же прервал вечер, который должен был быть только их.
Грустно посмотрев на то, как все его надежды на хорошее времяпровождение стремительно падают прямо на глазах, Питер все же поднялся на ноги, оборачиваясь. Узнав в застывшей напротив них фигуре, что чуть ли не плавала в луже лимонада напополам с осколками, Элиаса, он даже не особо удивился. В конце концов, именно самый любимый – только потому, что единственный – пасынок чаще всего рушил такие моменты, появляясь в не очень-то подходящее время, и он уже привык. И даже не злился. Ну, может, только если немного.
И уже ощутимо больше, когда услышал знакомые голоса. Питер вздохнул, переводя взгляд на двух подростков, недолюбливать которых у него были все причины. Все-таки не так часто тебя убивают, и это оставляет неизгладимое впечатление и глубокий след в душе, когда ты возвращаешься из мертвых. И своих убийц ты потом не особо рад видеть, особенно если один из них гиперактивный подросток, сующий свой нос везде, куда не следует, а второй – патологически честный идиот с комплексом героя. Но хотя бы можно признать, на их фоне Элиас смотрелся чуть ли не идеально в роли его пасынка.
Эли, должно быть, прочувствовав ситуацию, ругнулся, за что получил неодобрительный взгляд. На всякий случай Хейл немного подвинулся, чтобы закрыть собой судорожно пытающегося натянуть штаны Виктора, потому что тот вряд ли был готов предстать, в чем мать родила, перед сыном, пусть тот и ни один раз заставал их в не самых скромных позах. А еще ему не нравилось то, как Скотт буравил взглядом пах Виктора, будто его заколдовали и он теперь глаз отвести не мог.
- Можно просто Питер, - поправил он то ли Стайлза, то ли Скотта, не особо довольный тем, с каким возмущением прокричали его имя. Как будто он не имел никакого права здесь находиться.
Ситуация становилась все более неловкой: Виктор все еще смущался, Элиас места себе не находил, а Скотт и Стайлз просто были в тихом шоке и старались совладать со своими эмоциями. Его человек что-то там бормотал про то, что Эли обещал быть дома позже и вообще, предупреждать надо, но вскоре слабые попытки завести разговор стихли, и под гнетом немного офигевшей тишины никто не решался открыть рот, чтобы высказать разумную или хотя бы просто членораздельную фразу.
Усмехнувшись и покачав головой, Питер опустился на колени – ради спасения психики всех трех подростков уже будучи спиной к Виктору – и, стараясь не испачкаться в липкой луже, принялся собирать осколки. Ведь не дай боже, кто-то еще наступит на стекло, а потом наступят и на того, кто наступил.
Звонок в дверь оказался для всех таким же внезапным, как и звук бьющегося о беспощадные паркетные доски кувшина, и кажется, это заставило всех напрячься еще больше. Потому что мало ли, какие еще сюрпризы приготовил этот вечер. Питеру же скорее было весело от всей сложившейся ситуации. По крайней мере, уж Виктор смущался просто очаровательно, и он с ухмылкой то и дело кидал на него взгляды.
- Я открою, - совершенно предательски по отношению к своему врачу заявил он, оставляя его наедине с подростками.
Обойдя лужу лимонада по широкой дуге, Хейл пошел к входной двери, из-за спин детей насмешливо пожимая плечами, пока Виктор несколько потерянно и очень даже рассерженно смотрел ему вслед. А что, ему было интересно, что МакКол и Стилински могу сказать Мерсерами. Что-то типа "спасайтесь, пока он отвлекся"? Или "он убьет вас во сне"?

+4

11

У них до жути редко выдавались моменты, когда не надо было опасаться, что Элиас в любую минуту помешает их… близости. С самого возвращения Питера приходилось ограничиваться только спальней, чтобы не травмировать юношескую психику, хотя Элиасу, скорее всего, и без того было хорошо слышно своих отцов. И вот, сын наконец-то написал, что задержится, а значит, у них была возможность чуть разнообразить их интимную жизнь. Так думал Виктор, вот только день сегодня явно давал понять, что ничто не идёт по плану. Звон разбившегося стекла, и Мерсер испуганно вздрогнул, впившись пальцами в плечо своего любовника. Он тут же прикрыл рукой пах, да и в целом сместился так, чтобы голова Питера прикрывала его гениталии. Получилось неловко. На, до этого увлечённых только друг другом, мужчин, смотрело три пары глаз – сын и двое его друзей.
- Эли! Ты же сказал, что задержишься?!
Виктор виновато посмотрел на Питера, а затем начал хаотично одеваться, ибо не дело стоять перед сыном и его друзьями без штанов. Виктору и без того было неловко от того, что их застукали. А главное от того – как! Мерсер свидетелей не любил, и оттого его щеки залил румянец, будто у подростка, которого только что застукала мать за рукоблудством. А вот Питеру этот вид явно нравился. Он в целом любил смущать своего любовника, за что оборотня порой хотелось прибить.
- Эмм... кхм... Здравствуй, Скотт, - вспомнил мужчина имя подростка и неодобрительно посмотрел на него. Виктор бы никогда не позволил так говорить со старшими. Он обращался к Питеру так, будто тот был его сверстником или давним знакомым. Хотя даже интересно, откуда они знакомы, хотя это не суть важно.
Ситуация была до нельзя неловкой. Они все стояли и смотрели друг на друга, так и не решившись что-то произнести или разойтись. Чёртов круг нарушил Питер, без слов начав собирать осколки с пола. Да, это было определённо умно. Виктор хотел бы ему помочь, но осколков было не так уж и много. Однако Виктор закопошился и проследовал мимо парней, будто и не было момента с минетом, и пролепетал:
- Я подотру. Пит, принести совок и щётку?
Вот только дойти до неё мужчина не успел. Звонок в дверь был очень у внезапным, и Мерсер чуть ни подскочил на месте. Кажется, он сегодня излишне перенервничал. Это было отличной причиной свалить с глаз подростков, но Питер и тут его опередил. Хирург с лёгким прищуром посмотрел на Хейла, обещая ему расправу за то, что он оставляет его одного с подростками после всего увиденного, но оборотня это явно лишь забавляло. Медик бесшумно, одними губами произнёс по слогам:
- Сво-лочь.
Что ж, Виктору оставалось лишь представлять лицо человека за дверью, когда ему откроет Хейл с очень даже заметным стояком.
Не желая оставаться стоять истуканом, Мерсер всё же пошёл на кухню за тряпкой.
- Эли, помоги собрать осколки, пожалуйста.
Мужчина упорно старался делать вид, что ничего не случилось. Он подтёр лужу, предложив Скотту и его другу сесть на диван в гостиной, коли возвращаться в комнату Элиаса они не торопились. И пока Виктор выжимал тряпку, а Эли выкидывал осколки, отец склонился к нему и тихо прошептал на ухо:
- Предупреждай в следующий раз, когда приводишь гостей, ладно?
К этому времени как раз вернулся Питер с тремя коробками пиццы. Пахло вкусно, о чём заявил и желудок Мерсера. Врач поторопился втянуть живот, надеясь тем самым унять позыв тела, и полез в холодильник.
- Так вы к нам надолго или останетесь на ночь?
Нет, Виктор не гнал ребят, но он рассчитывал приятно провести сегодняшнюю ночь, что явно будет сложно  при наличии гостей дома.
Мужчина достал из холодильника лоток с едой, которую ещё со вчерашнего дня приготовил для сегодняшнего ужина. Он поставил свою находку на стол и обернулся спиной к парням на диване, притягивая Питера к себе и коротко поцеловал его в губы, чтобы хоть немного сменить его недовольство на милость.
- Ты голоден?
Получив утвердительный ответ, Мерсер улыбнулся и полез за сковородкой в нижний отсек. Он наклонился, нашёл нужную ему посуду, и почти вытащив её, выронил из рук. Мужчина чертыхнулся и, поставив сковородку на плиту, виновато улыбнулся, обращаясь к Питеру.
- Говорил же, сегодня явно не мой день.
К счастью, Питер сам вызвался разогреть ужин, и отправил Виктора к детям. Надеясь на лучшее Мерсер взял с собой салфетки для школьников и раздал им, чтобы они не додумались вытирать руки об джинсы или, не дай бог, о скатерть.
- Приятного аппетита, - пожелал он уже начавшим есть подросткам и сел в полоборота на диван. Так он мог общаться с детьми, и в то же время порой посматривать на Хейла, который явно и рад был избежать общения с друзьями пасынка.

+3

12

Ну, конечно.
Эли и без того было неловко, а теперь, когда на грохот разбившегося кувшина прибежали Скотт и Стайлзи, готовые, кажется его спасать, прям как Чип и Дэйл, ему и вовсе захотелось провалиться сквозь землю.
Нет, серьёзно, если бы пол под ним сейчас треснул и открыл портал в ад, он бы радостно туда шагнул, бормоча благодарности.
Все лучше, чем это чувство тотальной неловкости.
В котором он, похоже, не одинок, но легче от этого не становится.

- Скотти! - морщится он, когда Мак Колл с силой наступил ему на ногу, но смотрит на него почти с благодарностью - это его отвлекло.
Под подошвой кеда хрустит стекло, кажется, обуви настал пиздец.
- Извини, - говорит он отцу и впрямь чувствуя себя виноватым - я хотел позвонить, а потом забыл. Ну, ты знаешь, у меня память, как у Дори.
 
Все наконец-то отмирают. И начинают упорно делать вид, что ничего, в общем-то и не видели.
Питер (то, что одноклассники его знают, Элиаса не особо удивило, город-то маленький, а вот то, почему в голосе обоих возмущение - да, удивило, хотя он и сам временами считал Хейла редкостным засранцем) вообще нашёл себе занятие, которое позволило ему не обращать внимание на остальных и принялся ликвидировать последствия шока и криворукости Мерсера-младшего - собирать осколки.
  И оставил папу разбираться с остальным самостоятельно.
Эли же говорил, что Хейл засранец?

Звонок в дверь прозвучал оглушительно-громко, словно труба архангела Гавриила и пробудила всех от ступора окончательно.
- Я заказал пиццу. - сообщил Элиас отцу, пока Питер ушёл открывать.
Раз сам сбежал, сам пусть за неё и расплачивается, злорадно подумал Мерсер и громко попросил:
- Возьми еще колу, пожалуйста. Лимонада же не осталось. Что? - говорит он в ответ на укоризненный взгляд папы. - Из-за него же.

Пока Скотт и Стайлз устраиваются на диване, он опирается о плечо отца и проверяет подошву кеда. Так и есть. Проткнулась. Эли огорченно вздыхает и, вытащив осколок, кидает его к остальным.
-  Я понял, ладно. - говорит он в ответ на упрек Виктора, потому что да, мог бы и предупредить. - Мне самому не хочется всех своих одноклассников заиками сделать. Но мы просто собирались разобраться с докладом по истории. Я же не думал,  что вы тут... Всё, да?
Элиас чувствует, что краснеет, поспешно поднимается на ноги, забирает у Питера пиццу и колу, с трудом удержавшись от желания показать ему язык, и устраивается на диване рядом с одноклассниками, открывая коробку. Взял кусок пиццы и принялся жевать, парни последовали его примеру. Эли облегченно вздохнул, стянул кеды и устроился поудобней.

- Откуда вы Питера знаете? И почему так...   - Возмутились? Удивились? Испугались? -  отреагировали, его увидев? - находит Элиас правильное слово и с любопытством смотрит на парней.
Прежде, чем те успевают ответить, возвращается отец.
- Шпашибо. -немного невнятно отзывается Элиас и, прожевав, протягивает ему коробку с пиццей - Будешь?
Он смотрит на Виктора, потом на Хейла, что-то делающего на кухне и говорит :
-  Мы пойдём наверх. Доклад сам себя не сделает.
Его босой ступни вдруг касается что-то холодное.
Эли вздрагивает, но это всего лишь Флеш, выползший из-под дивана.
Парень похватывает черепаху под пузо ладонью, проводит пальцем по надписям маркером на панцире у Флеша - "не кормить" и "он не умер, он спит" - и встает с дивана, типа весь в нетерпении пойти и написать доклад про Петерсберг.
Чтоб его.

Отредактировано Elias Mercer (2016-07-20 12:10:42)

+3

13

Вы может придумать ситуацию глупее? Если сможете, я лично вручу вам награду и сооружу памятник в вашу честь.
Скотт хотел как можно быстрее разобраться с этим… хм… делом и скрыться в безопасной комнате одноклассника. Хотя практически все присутствующие, исключая его со Стайлзом, стали вести практически светскую беседу, приводя себя в порядок. МакКол не знал как себя вести в подобной ситуации. Покраснеть – уже сделано, быть шокированным – сделано, сбежать за тряпкой – но он, же в гостях. Поэтому он просто неловко топтался, смотря но большей части на осколки и липкую лужу на полу. Он не хотел находиться в одном помещение с Хейлом, тем более сейчас запах его был отчетливым и пусть они поменялись местами, было все равно неприятно.
Предложение присесть на диван, было встречено с небывалой благодарностью. Скотт чуть ли не бегом кинулся к дивану, хотя величайшей благосклонностью было отпустить их домой. Когда Питер довольный, в принципе, как и всегда, собой отправился открывать дверь. Оборотень посмотрел на мистера Мейсера, его глаза так и говорили: "Бегите, мы вас прикроем!". Но судя по тому, как развивались события несколькими мгновениями раньше, никто даже не думал бежать. Не найдя ничего лучшего, Скотт схватился за руку Стайлза, словно ища у него поддержки.
- Нет… мы на ночь… нет, - отозвался МакКол, выдыхая, как после пробежки. Ему, было неловко говорить, да и шок до сих пор не отпускал, а уж присутствие Питера вообще никак его не сбавляло. Звук поцелуя заставил Скотта передернуться, впервые он проклинал свой усовершенствованный слух. Могли бы и потерпеть, - подумал подросток.
Пицца открыта, кола так рядом. Вроде бы пора забыть, но как только стараешься забыть, память подкидывает картинки всего, что успели зафиксировать глаза. В горле встает ком, что трудно проглотить что-то в себя, даже затолкать не получается. Скотт облизывает пересохшие губы, уже сожалея, что своей несдержанностью вызвал лишь интерес к подобному проявлению эмоций.
- Ну да, мы были знакомы, но не так как твой отец. В общем, у нас было дело… такое… неважное… - МакКол понимает, что вообще не может сказать чего-то связного. Он утыкается лбом в плечо Стилински, - Стааайлз, - просит он, отчаянно краснея. Ему просто надо перевести дух, просто надо успокоиться, хотя кто ему даст? Возвращается мистер Мерсер и Скотт тут же выпрямляется, хватает кусок пиццы, сразу откусывая почти половину. Его вид так и говорит, что все в порядке и все замечательно.
- Спасибо, - прожевав, отвечает Скотт, буравя мистер Мерсера глазами. Он хочется найти хотя бы одну причину, что тот понимает с каким монстром связался и что Питер должен покинуть его дома. Немедленно! Только вот ничего этого и нет в помине, а судя по звукам, доносящимся с кухни, Питер не просто приходящий-уходящий, он живет здесь.
Элиас, Скотт уже обожает этого парня, напоминает о несделанном докладе, даже не начатом, выдавая причину свалить из-под бдительного ока родителя.
- Точно, мы должны делать доклад, - наконец подросток может выражаться целыми связными предложениями, адаптация прошла успешно. Прежний Скотт МакКол загружен – 100%. – Было… ммм… приятно познакомиться.
Оборотень поднимается, готовый буквально в первых рядах покинуть гостиную и наконец, забить голову учебой. Ведь от близости этого Хейла буквально чихать хочется, так как его запах щекочет ноздри. А внутренний волк, вспоминая былые обиды, вспоминая благодаря кому, он потерял часть своей юности и из-за кого на него охотятся все кому не лень, скалит клыки и рычит.

+4

14

А ведь Стайлз был твёрдо уверен, что в этой жизни его удивить уже практически невозможно. Особенно Питеру, ведь оборотень в полной мере показал в прошлом свою двуличную и подлую душонку, он был злом во плоти, думающем лишь о собственной выгоде. И наблюдать, как этот самый Питер-чтоб его-Хейл собирает с пола стеклянные осколки и закрывает своей спиной отца Элиаса, было очень, очень странно. Словно Стайлз попал в параллельную вселенную, где дядя Дерека никакой и не монстр, а приличный семьянин.
Но это ведь наверняка игра, не может оказаться тот злодей-Питер, которого знал Стилински и его друзья, оказаться прилежным отчимом для Элиаса? Это точно какой-то его коварный план. Вот только Стайлз пока не мог представить, в чём же он заключается.
Звонок в дверь заставил сына шерифа подскочить на месте, нечаянно толкнув Скотта локтём в бок. Стайлз сделал шаг назад, когда Питер прошёл мимо, не желая слишком близко находиться к этому мужчине. Со стороны, должно быть, из с МакКоллом поведение было, мягко говоря, странным, но ничего поделать со своей реакцией Стайлз не мог. Он ненавидел Питера и боялся его, а сейчас оборотень ещё и самым беспощадным образом практически разрушил психику подростка своим "неправильным" поведением. Злодеи ведь должны быть злыми, и если заводить с кем-то интрижку, то исключительно для того, чтобы подобраться к Скотту и заставить его присоединиться в свою стаю под угрозой жизни его матери.
- На ночь? - Стилински переглянулся с другом, который от возможных перспектив даже начал заикаться. - Нет, нас же родители прибьют, если мы домой на ночь не вернёмся. Да и мы просто пришли... эээ... проект делать. По истории, да.
Если бы Стайлз знал, что так закончится этот день, он бы никогда не стал тянуть руку на этом чёртовом уроке. А если бы проект им всё равно назначили, потащил бы друзей к себе домой. У него-то никогда не случится такого, чтобы отец ввалился в коридор в объятиях другого... мужчины. От картинки, которую Стайлзу нарисовало его богатое воображение, парня передёрнуло. Нет, он довольно спокойно относился к геям, просто воображение представило в образе второго мужчины именно Питера, и Стилински позеленел. И сморщился, когда Виктор и Питер поцеловались, как нарочно напоминая о своей связи. Может, Виктор тоже был злодеем, только Эли этого не знал?
Устроившись на краю дивана рядом со Скоттом, Стайлз взял кусок пиццы, но впервые, наверное, в жизни, не хотел есть. Судя по нежно зеленоватому цвету кожи МакКолла, тому тоже кусок в горло не лез. Стоит отдать Скотту должное - он честно пытался ответить на вопрос Элиаса, но начал заикаться, смутился и в конечном итоге уткнулся лбом в плечо Стайлза, совершенно беспалевно прося его о помощи. А что тут сказать? Что они познакомились с Питером, когда тот пытался их убить? А вдруг Мерсеры даже не в курсе сверхъестественной стороны его натуры? Хейл же тогда Скотта и Стайлза порвёт как тузик грелки. Сто пудово.
- Ну, мы хорошо знакомы с его племянником - Дереком Хейлом. Он примерно год назад вернулся в город. Вы ведь знали? А потом Питер вышел из комы, и мы, - Стайлз перехватил взгляд Хейла, который хоть и выглядел расслабленным и спокойным, но ясно давал понять, что за излишнюю болтливость одним испугом Стилински и его лохматый друг не отделаются. И Стайлз прекрасно знал, что это были не пустые угрозы, - мы познакомились с Питером. Не совсем поладили сначала, - он меня убить хотел, скотина. Новый предупреждающий взгляд от Хейла, намекающий, что в эту тему лучше не углубляться. - Да и вообще, мы не думал, что он ну... с мужчиной. Да, Скотт?
Стайлз переглянулся с лучшим другом, вспоминая, как оборотень ухаживал за мамой МакКолла, чтобы добраться до волчонка. Парень не исключал вероятности, что и сейчас Хейл преследует какую-то цель. Пожалуй, стоит присмотреться к Элиасу и его отцу получше. Друг другом, но Стайлз уже не удивился, отращивая младший Мерсер в полнолуние хвост или обзаводясь шипами по всему телу. Может, в черепашку превращается? Вон он как их любит.
- Да, точно, доклад! И да, было приятно познакомиться, мистер Мерсер! - Стайлз поднялся вместе с друзьями, но задержался в гостиной, смотря на Виктора. Так и хотелось сказать : "Бегите, пока не поздно!" и выложить все зверства, которые Хейл совершал. Парень уже было открыл рот, теребя рукава своей рубашки, но затем посмотрел на Питера, передумал, и вместе с Элиасом и Скоттом поднялся по лестнице, с трудом сдерживаясь от искушения посмотреть назад. Вдруг повернётся и увидит, как Питер съедает своего любовника? Или, что ещё хуже, продолжает делать с ним то, от чего появление трёх подростков его и Виктора оторвало?
Когда они оказались в комнате, и дверь за парнями закрылась, Стайлз уставился на Эли. Вот как объяснить ему, что нужно держаться от этого двуличного типа с его вечной ухмылочкой подальше?
- Эмм... а вы с Питером давно знакомы? И как давно он с твоим папой, ну... короче, ну ты понял.

+2

15

На кухню он вернулся уже с тремя коробками пиццы и бонусной бутылкой колы, которую затребовал Эли. Вручив еду слегка покрасневшему пасынку, который тут же уставился голодными глазами на коробки, почти что капая слюной на них, Хейл обернулся к Виктору, окидывая того вопросительным взглядом, словно интересуясь, что было в его отсутствие.
Ни Скотт, ни Стайлз не решились раскрыть хоть немного правды, и это одновременно и веселило, и разочаровывало, ведь оборотень не хотел, чтобы Виктор слушал эти россказни, но и ему было интересно, как именно стали бы выкручивать подростки. А те лишь провожали его ошалелым взглядом и пытались прийти в себя после шока. Хейл усмехнулся, прежде чем на их глазах поцеловать своего любовника, добавляя еще больше доказательств их добровольных и не основанных на насилии отношений, в которых МакКоллу и Стилински видеть его было дико.
Два идиота, но Мерсера по всей видимости они нервировали, потому и были сосланы на диван, жевать свою пиццу, пока взрослые разбирались со своими делами.
- Я бы предпочел кое-что другое сейчас, - двусмысленно сказал он, лукаво улыбаясь и переведя взгляд от контейнера с едой на Виктора, - Но пока что у меня нет выбора, да?
Мерсер не будет распускать руки в доме, где кроме него находятся еще трое подростков, и ему не оставалось ничего, кроме как смириться с вынужденным воздержанием. Это заставляло его не любить одноклассников Эли еще больше.
Мерсер извиняюще пожал плечами, доставая сковородку из шкафчика, но умудрился уронить и ее. Грохот стоял по всему дому, и Питер подумал, что вовсе не он тут главный источник угрозы, а один рукожопый врач.
- Уйди отсюда, - погнал он его от плиты, - Ты скорее сегодня спалишь нашу кухню, чем что-то приготовишь.
Хейл сам поставил сковородку на огонь и принялся разогревать их сегодняшний ужин, пока Виктор присоединялся к подросткам. Элиас как раз спрашивал о странной для все окружающих реакции своих друзей на Питера, и оборотень прислушался, одновременно нарезая овощи на салат.
Первым ответить пытался МакКолл: заикался, терял нить рассуждения, ничего внятного от него было не дождаться. Было видно, что парень все еще смущен тем, что увидел, а Питер не долго думал, прежде чем решил подлить его масла в огонь.
- Ох, Скотт, будь осторожен в том, что говоришь, - тихо сказал он, и в голосе его слышалась насмешка, - Одно лишнее слово – и я заставлю тебя и твоего гиперактивного дружка смотреть на то, как я убиваю обоих Мерсеров. И я буду делать это медленно, разрывая на кусочки… Помнишь водителя автобуса? Он пытался убежать, и так забавно было играть с ним, хватать за лодыжки, почти что ронять, но в последний момент давать ему шанс подняться. Ты же видел это, помнишь? Как он кричал, как стучал по окнам, пытаясь позвать на помощь или выбраться. Хочешь, я могу повторить все здесь. Только дай мне повод.
Конечно, он не собирался делать ничего подобного, никогда бы не поднял руку на Виктора, чтобы причинить ему серьезный вред. Он любил и его, и даже Элиаса, уже считая их обоих частью своей семьи, стаи, пусть его глаза и не были красными, однако Скотт и Стайлза не могли этого знать. Насколько он понял, в их глазах он все та же безжалостная машина для убийств, и он пока не намерен был исправлять этот образ.
- Убивать Виктора будет жалко, он мне нравится в постели, - продолжил он издеваться, - А вот Элиас – мальчишка давно раздражал меня, так и хочется порвать ему глотку когтями, чтобы тот наконец заткнулся. Пожалуй, я начну с него, - он чуть промолчал, прислушиваясь к тишине, пока Скотт собирался с мыслями и ничего не говорил, - Что, не хочешь стать причиной смерти двух невиновных человек? Ты ничуть не изменился, МакКолл. Все так же жалок. Не можешь сам придумать убедительную ложь и спихиваешь все на друга?
Это было мелочно с его стороны, не стоило подшучивать подобным образом, хоть как-то мстя за свою смерть. Ведь он же пытался наладить отношения с племянником, пытался вернуть семью Хейлов, пусть теперь она и будет состоять всего из трех человек. И то, что он сейчас говорил, шло в разрез с его целями, и несносные детишки наверняка побегут рассказывать об этом Дереку, наперебой вопя, какой злой его дядюшка, но он не мог отказать себе в удовольствии немного напугать их. А учитывая его репутацию – это едва ли это было сложно.
- Ты хоть что-то можешь без Стайлза? Наверно, мне стоило укусить его вместо тебя тогда, в лесу. Ты бы отвлекался на свою маленькую охотницу, и я заставил бы Стайлза, оказавшегося без дружеской поддержки, присоединиться ко мне. Жаль, что ты в ту ночь оказался ближе – ты совершенно бесполезен. Как для меня, так и для своих друзей.
Эли прервал его монолог, предлагая все же приступить к домашнему заданию, и Питер повернулся лицом к гостиной, опираясь спиной на столешницу, и самодовольно усмехнулся, обнаружив на себе испуганный взгляд Скотта. Пожалуй, оно того стоило, ведь Хейл слышал, чувствовал, как сильно МакКолла волновали его слова, как тому хотелось ответить, наверняка вскричать, что все это неправда, обвинить Питера во всех смертных грехах, спасти Мерсеров – как же без этого с этим мальчишкой с комплексом героя. А он вынужден молчать и просто подниматься по лестнице вслед за друзьями, оставляя Виктора с ужасно опасным хищником. Хейл издал скептический смешок, догадываясь, что Скотт будет прислушиваться, чтобы в случае чего помочь человеку, который сам не ведает об опасности, в которой находится.
- Хочешь узнать, что я собираюсь делать с ним, оставшись наедине? – проговорил он, снова отворачиваясь к салату, чтобы Мерсер не видел, как шевелятся его губы. Пусть лучше он не знает, что МакКолл может их слышать, - Что ж, можешь подслушивать, если тебе так хочется.
Сгрузив порезанные овощи в салатницу и наскоро заправив, он подошел к дивану, расставляя еду на столе и присаживаясь рядом с Виктором. И как только Мерсер потянулся к вилке, он перехватил его руку, потянув на себя и тут же прижимаясь губами к его губам, сразу углубляя поцелуй. Он все еще чувствовал возбуждение, все еще не отошел после того, как вжимал любовника в стену дома, и он все еще хотел продолжения. Даже если теперь придется значительно умерить свои запросы.
- Итак, ты собираешь хоть что-то делать вот с этим? – он опустил его ладонь на свой пах и прислонился лбом к его лбу, практически выдыхая слова ему в губы, - Или мне придется заставить тебя?
Последняя фраза вполне могла заставить МакКола думать, что он к чему-то принуждает Виктора, а тот просто не может возразить, боясь оборотня. Глупо, но он мог поклясться, что именно эта мысль и проскользнет в недалеком разуме этого альфы-недоразумения, пока он, зарывшись пальцами в темные волосы своего человека, склонял его голову к своему полувозбужденному члену. И едва ли Мерсер имел хоть что-то против.

+3

16

Отчитывать сына прилюдно Мерсер не собирался, но надеялся, что тот осознавал свою ошибку. К счастью Эли был далеко не глуп, в чём его отец никогда не сомневался, но поспешил свернуть тему, явно всё ещё чувствуя себя неловко. В этом он был не одинок. Виктор взъерошил светлые волосы Элиаса и отпустил его к друзьям.
- В следующий раз подумаешь о том, чтобы предупредить.
На этом воспитательная часть разговора была окончена. В конце концов, Эли действительно порой забывал некоторые вещи, да и подумать не мог, насколько его отчим и отец наслаждаются теми моментами, когда его нет дома.
Вскоре вернулся и Питер, раздав подросткам пиццу и колу, а потом присоединился к своему врачу на кухне. Кто бы сомневался, что о еде он подумает в самую последнюю очередь? Только, увы, придётся подождать, о чём говорил и виноватый взгляд Виктора.
- Не при детях же!
И лишний раз убедившись, что сегодня хирург немного криворук, Питер сослал своего любовника на диван. Не исключено, что и для того, чтобы его задница не мозолила глаза, раззадоривая фантазии оборотня. Мерсер ничего против не имел, так что присоединился к подросткам, отказавшись от пиццы, сославшись на то, что им ещё расти надо, а его поезд уже ушёл. Тем более, он не хотел перебивать аппетит, когда его любовник готовил для них двоих. Дело элементарного уважения к чужому труду.
- Я бы очень сильно удивился, если бы вы с им были знакомы так же, - усмехнулся Мерсер, вспоминая их знакомство и то, что за ним последовало. Он обернулся коротко назад, посмотрел на Хейла, и снова вернулся к разговору. Кажется, разговорные качества Скотта его сегодня подводили. До этого Виктор за ним таких сложностей с речью не наблюдал, да и Мелисса ни о чём таком не рассказывала.
При упоминании о Дереке, Виктор коротко кивнул, но слегка поморщился, когда речь зашла о коме.
- Нет, они не посчитали нужным поставить нас в известность, - и упрёк в голосе был явно адресован Питеру. Да, они уже решили этот вопрос, но слышать о своей вине и глупости своего решения Хейл будет ещё долго.
Виктор откинулся на спинку дивана и уже более добродушно улыбнулся.
- Не удивлён. Знакомство с ним редко проходит приятно. А с мужчиной он уже двенадцать лет. Ну, если учитывать время комы и те два года, которые он находился чёрти где.
С кухни пахло всё аппетитнее, Виктор успел проголодаться, особенно смотря на сочные пиццы перед ним. Кажется, парни были не особо голодны. Вполне возможно, что им кусок в горло не лез из-за самой ситуации. Видимо желая уйти от напоминания о неловком моменте, Элиас очень оперативно вспомнил о докладе.
- Парни, можете взять пиццу с собой. Вдруг, ещё проголодаетесь?
Виктор проводил подростков взглядом, удивляясь тому, как на него смотрели Скотт и Стайлз. Казалось, они оба что-то хотели сказать, но боялись или не решались. Почему-то оба казались напуганными. Мерсер только пожал плечами и дождался Хейла, который, наконец-то, принёс еду для них двоих. Выглядело отлично, Виктор любил, когда Питер готовил. Увы, приступить к еде ему было не суждено. Оборотень перехватил руку своего человека и потянул его на себя. Медик не стал сопротивляться, за что был вознаграждён страстным поцелуем чуть ли ни с таким же напором, как и порога. Виктор улыбнулся в губы любовника и провёл рукой по выпирающему стояку любовника, который даже не собирался уходить.
- И что ты намерен делать? Снова нападёшь, грозясь сожрать, если не буду сосать?
Собственно Виктор просто намеренно тянул быка за рога, но покорно склонился к паху Питера, когда оборотень склонил его к своей эрекции. Виктор усмехнулся, провёл рукой по паху, но всё же сжалился и расстегнул ширинку.
- Это мне в качестве первого блюда? – поинтересовался Мерсер с лукавинкой, высвобождая плоть любовника из плена нижнего белья и брюк. Он провёл языком по стволу на пробу, улыбнулся, посмотрев на Питера, а потом уже более тщательно подошёл к своей задаче. Секс им обоим обломали, что не значит, что он даст любовнику поесть неудовлетворённым. Да и заставлять его никогда не надо было, Мерсер слишком соскучился по Питеру, и от того готов был баловать его настолько часто, насколько мог.

+2

17

Ох уж эти взрослые.
Нет, не так.
Ох уж эти   р о д и т е л и.
Эли уже все осознал и даже извинился, но нотацию ему все равно прочитали. Милостиво короткую, на этот раз. И только папа, так что Элиас даже не стал спорить, обижаться или отвечать колкостями, а только вздохнул, неосознанно крутя в руках беднягу Флеша. Интересно, черепах укачивает? Кажется, ещё пара минут вот таких нещадных кувырков и они узнают ответ на этот вопрос. Элиас сунул Флеша в карман толстовки, потому что намеревался занять руки оставшейся пиццей. Папа все равно от неё отказался, а Питер просто обойдётся.

Ткнул слегка затормозившего Скотта в бок. Окаменевший Скотт - это ещё куда ни шло, МакКолл временами и в школе так зависал, словно  вслушиваясь во что-то, слышное только ему, но вот чтобы Стайлз Стилински потерял дар речи - это надо постараться.  Вот папа с Питом и постарались, ага. Вот кто им мешал подняться наверх и делать это в спальне? Эли бы просто врубил бы музыку погромче и никаких проблем, хоть ему и было бы неловко перед друзьями. Но не настолько неловко, как сейчас.
-Ох ты ж гребанный ты нахуй, - бормочет Эли, осторожно перекладывая пиццу в  одну коробку и берет салфетки.
Стайлз что-то тараторит, кажется, целиком одобряет идею доделать доклад и  говорит, что ему было приятно познакомиться.
Эли подверг бы сомнению оба этих утверждения, но он все ещё немножечко под впечатлением. Вот почему виноваты они, а стыдно Элиасу? Он вообще привык во многом винить себя : в разводе родителей, в уходе Сэма, в смерти мамы, но вот чувствовать себя виноватым в этой ситуации - это уже точно неправильно. Это просто неудачное стечение обстоятельств..  Может, надо с кем-то поговорить?

Скотт и Стайлз все ещё мнутся рядом, не поднимаясь в его комнату, и  Эли спрашивает :
- Вы чего, продолжения ждете? Можете и дождаться ведь, у Питера хватит совести...
И первым  идёт наверх, с облегчением слыша за собой звук шагов, прям гордый предводитель маленькой армии смущенных и неожиданно молчаливых .
Громко хлопнув дверью, Эли осторожно сгрузил пиццу прямо на кровать. Вспомнив, вытащил из кармана Флеша, воссоединия разлученных питомцев вместе в террариуме.
Надеясь, что хоть у этих совести хватит на то, чтобы не начать трахаться прямо щаз.
Ясно-понятно, что ни о каком докладе никто из них троих уже и не думал. Приятелей интересовал Питер, Элиаса - их реакция на него.
Прости, Петерсберг, тебе сегодня не место в доме Мерсеров, проваливай до лучших времён. Эли бухнулся на кровать, даже не подумав о том, что надо бы снять кеды - подошвы наверняка были липкими и набросил на плечи плед, на расспросы Стайлза буркнув короткое :
- Я в шоке. Не видишь, на мне одеялко?
К Стайлзу, кажется, вернулась его привычная жизнерадостность, хотя он и выглядел слегка встревоженным, а вот Скотт... Опять завис.
- Эй, Хьюстон, - Эли швыряет в него  карандаш - вас вызывает база. - Мерсер откидывает плед в сторону и садится, становясь таким серьезным, что самому противно - Слишком давно, на мой взгляд. Это ответ на оба твоих вопроса, Стайлзи. А почему вы...- Эли  мгновение молчит, оценивая, правильное ли он подобрал слово и спрашивает - его боитесь? Пит, конечно, иногда полный мудак, - то есть, часто. Не к ним с папой, конечно, а к окружающим. Мерсер вопросительно изгибает бровь, неосознанно копируя Хейла. - но бояться его, нет, не понимаю.
Скотт вон вообще так напряжен, как будто ждёт, что  Питер его папку сейчас сожрет, не иначе.
- Да расслабьтесь вы. Хотите, я его позову? - и, не дожидаясь ответа, кричит - Пап! Можно тебя на минутку?

Отредактировано Seth Trimble (2016-11-03 15:32:54)

+4

18

Если бы Скотт МакКолл когда нибудь подума, что увидит подобное зрелище, он бы давно уже начал принимать успокоительное, готовясь к этому часу. Его ненавистный враг, был геем. Картинки увиденного как пелена затянули глаза Скотта. Элиас пытался уточнить момент знакомства его и Хейла, но что-то пробурчав непонятное в ответ, МакКолл ускнулся в плечё Стайлза, прося о помощи и перевернул голову в сторону ненавистного волка, сверля его глазами. Питер стоял к нему спиной и что-то готовил.
До его разума стали доноситься отвратительные слова, которые Хейл призносил шепотом, зная, что кроме оборотня никто их не услышит. Он обещал расстерзать эту семейку в клочья, если не дай Бог он, либо же Стайлз проболтаются по поводу этого маньяка-убийцы.
Как Виктор может находится рядом с этим чудовищем?
Стайлз поняв, что его альфа не в состоянии что-то членораздельно объяснить, подхватывает его разговор пытаясь объяснить все предельно ясно не в даваясь в любые воспоминания, косающиеся того, по какой причине их судьба связала с этим дьяволом.
И о да! Он слышит заветное, они хотят подняться на верх и укрыться в выполнении задания от всего этого кошмара.
Скотт бросил взгляд на Питера, который явно был на веселе, и в игривом настроении он притянул в свои жаркие обятия мистера Мерсера.
Парень поежился и закрыл глаза. Ему хватило уже момента с оголенным членом отца Элиаса, и ему не хотелось больше что-то видеть. Поднимаясь по лестнице на верх, на слух попался разговор Питера с его любовником. Грохот двери комнаты подростка не дал разобрать всю суть, но последнее он уловил отчетливо.
Или мне придется заставить тебя?. Что это значит? Он его принуждает? Или же он хочет сотворить обещенное ему буквально пару минут назад. МакКолл сил в пресло и настроил свой супер слух, чтобы хоть как-то разобрать что происходит там внизу, ведь он допустил то, что оставил человека с этим убийцей, который сможет одним движением руки оторвать чью-то голову и даже не поморщится от происходящего.
- И что ты намерен делать? Снова нападёшь, грозясь сожрать, если не буду сосать?
В голову прилетел карандаш, возвращая альфу в реальность. Он был благодарен Мерсеру младшему за это, хоть тот и мог попасть ему прямо в глаз, тем не мение, Скотт больше не решался прислушаться, последняя фраза отца парнишки дала понять, что похоже их не смущает присудствие в доме троих подростков у одного из которых очень чувствительный слух, они решили продолжить то, на чем они их и прервали.
-Я был бы рад, если бы включили музыку и сделали ее как можно громче.
Альфа посмотрел с просящим всзгядом на Стайлза, надеясь что тот его поймет, и о да! парнишка срывается с места подходя к бумбоксу стоявшему на полке у окна и пытается настроить радио. В комнату влилась музыка, и Скотт выдохнул с облегчением.
-Спасибо.
Он перевел глаза на одноклассника который не унимлся, и не до конца был доволен ответом Стайлза по поводу знакомства с Хейлом.
А почему вы... его боитесь?
Скотт и Стайл машинально переглянулись. Что говорить? Какая причина? Почему же все так сложно, черт его возьми?!
- Да расслабьтесь вы. Хотите, я его позову? - и, не дожидаясь ответа, кричит - Пап! Можно тебя на минутку?
Дыхание остановилось. Только не это! Какого черта.
-Элиас, не нужно!, но не успев договорить, МакКолл стал прислушиваться и молиться, чтобы они занимались там тем чем собирались и не пошли на зов парнишки, ведь больше он не мог сегодня ни видеть ни слышать Питера Хейла.

Отредактировано Scott McCall (2016-11-06 16:04:00)

+4

19

Стайлза редко можно было лишить дара речи. Джон Стилински как-то признался, что его сын даже во сне разговаривает, и Стайлз не собирался опровергать слова любимого родителя.
Однако сейчас он едва мог связать несколько слов, пытаясь более-менее сносно рассказать историю их со Скоттом и Питером знакомства, и при этом не намекнуть, что Хейл – чудовище, которое убивает невинных людей, а на завтрак ест младенцев, запивая их кровью девственниц. Ну ведь действительно очень страшный человек.
И, судя по бледному лицу МакКолла, который в разговоре почти не участвовал и напряжённо смотрел в спину своего бывшего альфы, пока тот готовил ужин, опасения Стилински были не безосновательны. Питер наверняка говорил что-то, пользуясь тем, что его врач и пасынок суперслухом не владеют, и можно в подробностях описывать их убийство и при этом с невинным видом нарезать салат.
Стайлз как сейчас помнил, как Питер с точно таким же выражением лица собирался убить Кейт Арджент. А потом затащил её в свой дом… и, собственно, убил.
Потому в комнату к Элиасу парень поднимался с противоречивыми чувствами: с одной стороны, был рад больше не находиться с Хейлом в одной комнате, с другой – там же остался мистер Мерсер! А Эли так хладнокровно закрыл за ними дверь, даже не догадываясь, что его отец сейчас в смертельной опасности.
Ну или не в опасности.
Судя по пунцовым щекам МакКолла и его просьбе сделать музыку погромче, мужчины на первом этаже даже не думали убивать друг друга. Теперь Стайлз чувствовал себя глупо, осознавая, что они в очередной раз попались на одну из удочек Хейла. И как только этому оборотню не надоедает играть на нервах подростков?
- Ага, и у меня шок. И часто они так..? - приличных слов для наглости двух мужчин, трахающих друг друга практически на глазах у сына, найти не удалось.
Покосившись на Мерсера-младшего, в лучшем стиле Шерлока из сериала кутающегося в плед, Стилински принялся колдовать с музыкальным центром, вскоре добившись, чтобы из колонок полилась заводная весёлая музыка. Теперь Скотт мог расслабиться, вздохнуть с облегчением и больше не прислушиваться к стонам на первом этаже. А Стайлз-то когда-то завидовал суперслуху лучшего друга! Сейчас Стилински как никогда радовался, что он - простой человек со своими человеческими слабостями.
На вопрос Эли лучшие друзья переглянулись, откровенно палясь. На Скотта в плане разъяснений Стайлз уже не полагался. Вероятно, увиденное в коридоре на первом этаже настолько сильно потрясло МакКолла, что изъяснялся он теперь исключительно простыми и односложными фразами.
- Боимся? Да нет, не боимся, - боимся, - подросток махнул рукой и усмехнулся, типа "Вот глупость ты сморозил". - Лично я впечатлительный просто очень. Как-то с Питером в переулке ночью столкнулся и с тех пор отойти никак не могу. Значит, двенадцать лет? - парень задумчиво наморщил лоб, вспоминая то, что говорил Виктор внизу. То есть, встречаться мужчины стали ещё до того, как семью Питера убили, тот отлежал шесть лет в коме, а очнулся конченым мудаком. Может, двенадцать лет назад он и был хорошим, но сейчас Виктор глубоко заблуждался, считая, что этому Я-Альфе можно верить. Вот только как намекнуть Мерсерам об этом, Стайлз - убей! - не представлял.
- Хэй, нет! Нет, ну зачем? Ну чего человека от дела отвлекать? - Стилински замахал руками, но Эли уже позвал отца, и оставалось надеяться, что из-за музыки и занятости другими делами - какими, Стайлз старался не думать - не услышит. А если Питер услышит, то ему не скажет. Лишний раз пересекаться с Хейлом где-либо подростку очень не хотелось.

+2

20

Эли непонимающе вертел головой по сторонам, удивленный реакцией друзей, пока и Скотт, и Стайлз буравили его подозрительным взглядом, будто он вот-вот обернется волчьей формой и сожрет обоих Мерсеров, но сам Хейл лишь едва заметно улыбался. Забавно было наблюдать за их опасениями, за тем, как они разрываются между желанием предупредить Виктора и собственным страхом. Разрешил дилемму Элиас, хороший мальчик, прервав судорожный мыслительный процесс, уводя друзей в свою комнату, наконец-то оставляя родителей наедине.
Подростки, сбежавшие от взрослых на второй этаж, будут бояться за мистера Мерсера, они всегда это делают – переживают – особенно сердобольный Скотт, которому совесть не позволит даже муху обидеть. Тем веселее было изображать то, чего между ним и Виктором никогда не было, к тому же человек, сам того не зная, своими словами подыграл ему.
- Ооо, я смотрю, твои ребра уже зажили, раз ты такой смелый, - оборотень, забравшись под его рубашку и проведя пальцами по едва заметным шрамам, усмехнулся, уже не испытывая никакой вины за то, что не так давно под действием аконитового газа располосовал когтями грудную клетку Мерсера.
Это случилось не по его воле, и Виктор давно простил его, насколько он знал, так что то, что когда-то вызывало у него сожаление и раскаяние, теперь стало лишь поводом для шутки. К тому же тот случай послужил началом нового витка их отношений, после него оборотень вернулся к своему человеку, и, в конце концов, даже сам Питер перестал воспринимать это, как что-то плохое, видя результат и теперь имея возможность сжимать в своих объятиях Виктора.
Хотя в плюсы можно было записать не только это, их было гораздо больше. И когда Виктор все же взял его член в рот, ему резко стало не до издевательств над Скоттом, мальчишка вообще выпал из его головы, как что-то ненужное и бесполезное, не достойное внимания. С тихим выдохом-стоном оборотень откинул голову на диван, наслаждаясь лаской, на которые Мерсер никогда не скупился, если только отбросить те моменты, когда смущение в нем перебарывало желание, но в какой-то момент Питер даже научился находить в этом свое очарование. Как и во всем, что так или иначе касалось Виктора. И какими же идиотами были Скотт и Стайлз, если думали, что он мог бы причинить вред человеку, которого так любил.
Мерсер же приступил к более решительным действиям, брал глубже, вытворял языком и губами что-то невероятное, и Питер с трудом удерживался от того, чтобы не начать толкаться бедрами в податливый горячий рот, доставляющий столько удовольствия. Их отвлек только выкрик Элиаса из его комнаты, но Хейл не позволил Виктору отстраниться, опустив руку на его затылок, заставляя продолжать.
- Не смей отвлекаться, - шепнул он, зарываясь пальцами в темные волосы, и крикнул так, чтобы дети на втором этаже его услышали, - Потом, Элиас!
У человека особых возражений не было, и он принялся делать минет еще старательнее, будто собирался заставить оборотня кончить быстрее, и долго в таком темпе Питер не протянул, с тихим стоном прогибаясь в спине, когда волна невероятно приятного жара пронеслась по его телу. Виктор проглотил все, невольно облизав уголки рта, выпустив изо рта обмякший член, и Хейлу вспомнилась та его шутка о первом блюде. Усмехнувшись, он схватил собравшегося было подняться на ноги и проведать сына Мерсера за руку и притянул к себе, целуя. Будь его воля, он бы разложил человека прям на диване и забрался бы к нему в штаны, но это Виктор ему вряд ли позволит – он слишком хорошо успел узнать своего врача.
- Возвращайся быстрее, еда и так уже начала остывать, - даже не потрудившись натянуть белье и застегнуть ширинку, лениво протянул он, разжимая хватку и отпуская человека.

+2


Вы здесь » Teen wolf: the rebirth of chaos » Флешбеки и флешфорварды » will it make you upset having no son anymore?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC